Вверх страницы
Вниз страницы

Marvel: Legends of America

Объявление


Игровое время - октябрь-ноябрь 2016 года


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvel: Legends of America » Архив личных эпизодов » [15.03.2016] В Сосновой Пустоши завывал ветер


[15.03.2016] В Сосновой Пустоши завывал ветер

Сообщений 31 страница 57 из 57

1

Дата: 15.03.2016
Место и время: из Буффало, Нью-Йорк в Вудстаун, Нью-Джерси.
Участники: Lorna Dane, Pietro Maximoff
Описание: Джерсийский дьявол из росказней и статеек двадцатого века дело серьёзное, а Лорна не может отказать старой знакомой и не сбежать из Института. Хотя бы на время.
Правда, есть те, кто всегда тебя нагонят.

[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

31

sound

Это был характерный жест Эрика. В шлеме только до переносицы можно нормально дотянуться. Пьетро замечал его и за собой. Жест означал "у нас все очень плохо".  Очень плохо. Ожидается дождь из мертвых щеночков. Или авианосцев, не важно летающих или нет. Лорна не была в ярости, не злилась... Тогда все было достаточно просто. Сейчас по ней было видно, сестра что-то решает. Более сложное, чем выбор сорта мороженного. Нет, уже  решила. Приняла на себя ответственность. Хотелось её встряхнуть, начать орать и выяснять отношения. Чего он никогда не сделает. Пусть его... Оставлю это для Дьявола, ему больше достанется. Я-большая-девочка-я-сама-решу. И ведь спрашивать бесполезно. Врать Лорна не будет, не умеет, просто упрется, и замкнется в себе. И плевать что ситуация почти зеркальная. Как бы ни было, это ты виноват, ты, Пьетро Максимофф...
Ну раз виноват, можно и повиниться. В ногах поваляться, умоляя о прощении. Как-то это гордость Ртути не оскорбляло. Он скорее сдохнуть был готов, чем преклонить колени перед каким-нибудь королем, и вот... Потому что это совсем другое. Как пытаться поговорить с обиженным ребенком. Лорна, пытаясь быть взрослой и самостоятельной - больше всего на ребенка похожа и была. Ей был расслабиться чуток, разжать судорожно стиснутые на руле... рукояти.... пальцы. Какую метафору не подбери - все равно тупо. 
- А может еще сарай построить и стриптиз станцевать? - Он облизнул палец, и ткнув себя в ягодицу изобразил звук с которым испаряется вода. - Smokin' hot! - Привычная улыбка после этого с лица сползла, словно растворенная кислотой маска с мраморного лика статуи. Неподвижное, словно и правда вырезанное из чего-то лицо, по которому не поймешь эмоции. - У вас тут куда не плюнь, и где не ткни, сразу дьявол, или несколько. Надо было дома остаться. У вампиров - хоть рогов нет. - Ровный голос, не выдающий своим тоном, была ли здесь шутка. Дома. У него был один дом. Ну них был один дом. И теперь нет дома. Теперь нет "их". Есть Пьетро и Ванда отдельно. И есть Лорна. Лорна... - Поговорить. Да, конечно. - Привычная ухмылка возвращается, и все же в ней что-то не так. Глаза - холодные. Ты прямо как Эрик, сестренка, в его лучше годы. Только ты знаешь, что делаешь, так? Нет. Просто тебя правда заносит. Незаметно. Так осторожный, но уставший водитель не замечает как "сползает" к краю обрыва. Глаза Пьетро чуть потеплели. Он был виноват. Нельзя было попадаться. Круги на воде... Расслабился. Решил что никому нет дела. Есть. Своим же - есть. Мусор должен быть убран незаметно... Иначе... Начни этим заниматься те, кому не стоит, все будет намного громче, жестче и грязнее. Вот у него, Пьетро - башня на резиночке. Сорвет, помотает и обратно, щелк! А у Лорны... Нет.

sound

Людей убивают только чудовища. Даже мерзких, отвратительных, таких, которых проще назвать отродьями свиньи и собаки, чем людьми. А потом приходят другие, прекрасные в своей чистой и сильной вере, и убивают чудовищ. У которых вместо крови - пар и огонь, и о которых можно не испачкаться. Красиво. Поэтично. Но нет, всем-то надо в кровь и грязь самим. Но зачем? Пусть он измазан в крови и грязи частенько, а Лорна словно парит над ними... Но это грубый материальный мир. А в мире более тонких материй - это с него, Ртути, скатывается метафорическая "грязь". Ну пускай не скатывается, пускай приходится порой отдирать, иногда вместе с кусками шкуры. Но да это ничего, главное можно избавиться. А шкура новая вырастет, бархатная, шелковистая. И металл переливается под ней.
- А-ага-а... - Протянул Пьетро, мысленно оценивая свое желание найти Джона и на всякий случай додавить. Желание колебалось где-то между "пусть живет, хрен с ним, так даже лучше" и "будет нехер делать, вспомню про этого козла, может быть".  Вот о чем он и говорил. Он не чинясь макнул бы урода башкой в сортир сразу же, как увидел. И все бы сейчас были куда в лучшем положении. Глупый Джон знал бы что мутанты бывают разные, и некоторые могут тебя измордовать, неважно насколько богатая задница - твой папочка, и был бы более цел чем сейчас, а Лорна... Лорна бы не терзалась очередной виной. Из-за того, что часто терзалась сомнениями. Можно было сказать это красиво. Что-нибудь вроде - дорогу жизни надо времени поливать потом, кровью  и слезами, чтобы на её обочине росли цветы, и тот кто не разводит свой цветник вовремя, может создать непроходимые дебри. Можно было. Но Пьетро так не делал. Не потому что не умел, или не любил... Просто можно было проще. Теория ненасилия, хороша. Но ты можешь не сорваться когда тебя... Или кого-то на твоих глазах топчут насмерть коваными сапогами? Раз, другой, третий... Он мог выпускать безумие понемногу. Но пытаясь сдерживать его вечно - можно получить только взрыв. В мир можно верить. Но когда видишь что-то неправильное - нельзя стоять и смотреть. Надо идти и делать что-нибудь. Хотя бы что-нибудь. Ага. Добро. С большими кулаками.
- Я всегда буду стоять на твоем пути. - Ухмылка на миг превратилась в улыбку. - Но не для того чтобы остановить тебя, сестренка. - Не дав возможности отступить назад, он шагает к Лорне, обнимает её за плечи, и легонечко встряхивает. - Может хотя бы раз сделаем не как будет правильно, а как будет лучше? - В улыбке проскакивает какая-то искорка. - Знаешь что такое итальянская забастовка? - Действия точно по инструкции, точно по закону, точно по приказу, даже точно по совести, в смысле морали - это лучший способ саботажа. Может и не сразу, но следующий любой идее неотступно в конце-концов доведет её до абсурда, до саботажа, на который не был бы способен даже самый хитрый кукловод. Потому что, иногда когда видишь урода, надо не думать о моральной стороне дела, а подходить и бить ему в харю. Или тихо с лестницы спустить. Здесь все - просто. Есть жертва, нужно найти убийцу, и вернуть ему все что  причитается. и еще от себя добавить. Всегда все просто, так зачем усложнять? Чтобы дать всем равные шансы? О, их возьмут с радостью. Только тебе не вернут. Ртуть не сомневался, когда это делать было не к месту. Можно это даже в дополнительные способности записать.  А потому - ему нужен был всего один, маленький шанс, чтобы сыграть. И победить.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-06-26 20:06:18)

+1

32

soundtrack

— Не смотри на меня так, — потребовала Лорна. Пропало чувство безопасности, упала крепкая бетонная конструкция домика розовых грёз, исчезли едва уловимые магнитные поля — Пьетро смотрел сквозь неё, огибая прорехи и разрезы, уверенный в своей правоте и своём «дозволено», копался в кишках, лёгких и костях. Но, Бог с ним, пусть бы и растаскивал на стейки кровавой прожарки — он вновь принимал на себя амплуа старшего, разумного и мудрого.
— Не смотри на меня, как на ребёнка! — теперь она уже вспылила, повышая голос. Прыжки горной козочкой по ленточкам-тропинкам надоели; он мог продолжать дурачиться, криво изображать недотрогу или склонять на свою сторону, но свои комплексы братец обязывался оставлять махровыми тапочками за дверью. Половина пути — ровно пройдёны, ожидает путь неблизкий; Лорна помнит, куда она копает и под какое надгробие, и мёртвые глаза Дакоты с ощипанными ресничками тоже помнит. Мечта может быть хоть японской, с синтами за прилавками и аэроплонами голограмм, но Лорна помнит — знает — как сходила с ума мама, когда её, шестнадцатилетку, похитили завоёвывать мир. Карен, возможно, постарше лет на десять тинейджера, но от того не менее ценней. Лорна чувствует небольшую связь с фетишисткой леди, хочет выдрать корни грехов и посыпать содой. Хотя бы одна семья должна спать спокойно. У неё есть ресурсы — есть возможность — поздно отступать.

— Мы же менее суток назад обсуждали. Хватит относиться ко мне... Хватит замещать Ванду мною! — Лорна не хочет этого говорить, не хочет ляпать, но обида лизуном, таким детским и кислотным, слепляет связки. Она тут же отшатывается и отворачивается к набухающим каштанам, скрещивая руки на груди. — ...прости. Я не то имела в виду.
«Конечно же то», — пищит совестливый капризный внутренний голосок,  тут же получает дюжину оплеух от логики и скрывается в недрах здравомыслия. Лорна действительно имела в виду не то, она помнит-знает-чувствует-понимает-силится помочь преодолеть боль и призраков прошлого, ради фундамента будущего, но сейчас её трясёт. Следы да отметины тяжёлых рук спидстера бегают ветерком, а она продолжает прятаться в соседней стене. Иногда — ей кажется, в этом заключается мораль иронии, но настроения для литературных изысканий нет — находясь в двух шагах, вы за километры не можете докричаться друг до друга. Между ней и Пьетро — около миллиона световых лет, и отчуждённый боязливый свет звёзд прорывается сквозь атмосферу, несёт эхо весточки, а находит чёрную дыру взамен планеты.
Скорее всего, они оба упрямцы — пошли в Магнето. Пьетро слишком стремится убежать от навязанного жизнью образца и будущего, но никакие континенты не спасут от тени под ногами, какие бы рекорды ты не ставил; Лорна чересчур, ну, пожалуй, отражение и слепок гипса с профиля отца. Они видят в оппоненте не только ободранного босого цыганёнька или девочку, выбившуюся из стройного ряда успешных капиталистов-конолизаторов; они видят худшее, от чего мечтали бы провалиться в Преисподнию.
Скорее всего, Лорна слишком строга. К ним обоим.

— Примерно, — приходиться уклониться от прямого ответа, а затем перестать дышать пылью пузырчатого асфальта-клеёнки. Пыль везде — в волосах, после салона «мустанга», под ногтями, от непротёртых полок коробки-комнаты, пыль от мартовского зноя и пыль от прошлых сожалений.
— Поэтому — Братство? Потому что иксы, потому что остальное — добровольная обструкция?
Лорна разворачивается на самых пятках, тяжело-глубоко вздыхает и подыхает внутри от собственного балансирования на полутонах и смежных понятиях. Она не боится, что оттолкнут — когда процент вероятности ничтожно мал, идёшь на штурм — поэтому дотрагивается до краешка майки как до горячей сковороды, второй чуток сползает на предплечье. Почему-то им легче обсуждать вопросы, находя связь через тактильный контакт.
— Не ходи вокруг да около. Я не понимаю. Что именно ты предлагаешь? От чего отказаться? Кому передать? Лучше не станет ни мне, ни тебе, ни этой бедной девочке, ни её матери. Лучше — какое?
Порой она теряет нить братца, когда он — далеко, а она и не пытается вычислить координаты. Бегуны останавливаются в трёх случаях: когда преодолевают дистанцию, когда получают травму или когда сами хотят передышки. У Пьетро дистанция длинною в жизнь, от травм залечивается быстро, а принуждать Лорна не собирается никого.
Но если бы Максимофф только знал, как ей хочется, чтобы он перестал тянуть её за собой.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

33

sound

Ртуть прикрыл глаза и вздохнул. - А ты так и будешь смотреть на меня как на опасное животное. Которое надо вести на цепи, а то кого-нибудь загрызет, или сцепится с соседским питбулем. - Картина-то какая. Маленькая девочка и волкодав. Ирладский. Формально-то она его выгуливает, да. И куда только родители смотрят? А куда смотрят. Вот это Эрик тогда имел ввиду на Дженоше? Неизвестно. И ведь не ответит если спросить. А Пьетро всегда отвечает, если спрашивать правильно. Лорна про Братство не спрашивала. Вот и сейчас, она не спрашивает. Уже придумала и обиделась. Примеряет на него железный шлем. Или на себя, это как посмотреть. Хотя нет, у Магнето между "правильно" и "как я сказал" - выбор всегда был очевиден в пользу второго. В этом отношении Пьетро на него куда больше похож. Похож, в таких мелочах, чего уж там. Только вот все равно не Магнето. Последний шаг, что-то никогда не дает сделать последний шаг к железной короне.  А может и зря. Так или иначе, сейчас Лорна хочет разобраться в этой истории в первую очередь не потому, что это правильно, это ясно. Так что же ей мешает взять и немного переступить границы. Люди уже умирают, полиция уже не справляется. Все уже очень плохо, шаг в сторону или прыжок на месте - не приведут к схождению тектонических плит и локальному концу света. А может и приведут. В этой светлой голове с зелеными волосами. Ей корона подойдет куда больше. Вот только не железная.

Менее суток. Тоже характерная привычка, нельзя сказать что чисто американская, но... Все размечать во времени, как в клеточках ежедневника. Надо ли говорить, что у него совсем другое восприятие времени? Похоже что надо. Или что бесполезно. Его голова мотнулась как удара. - Замещать не... Ванду. - Пьетро взял Лорну за руку и положил её ладошку к себе на грудь. - Слышишь пульс? Это мотор. Двигатель организма мутанта. А сердце у меня... В другом месте... И однажды его уже вырвали. - Болит. До сих пор болит, но жить можно. Вот только зачем? Если он снова останется без... Смысла.  Один раз - случайность, два - совпадение... Стоит ли доводить до тенденции. Да, они разные. Очень. Это сложно не заметить. Но почему нужно замечать только это?  Как там в таких случаях полагается говорить у американцев... Какие-то тупые кулинарные сравнения. Ну нет.
Лимит сентиментальной глупости давно исчерпан, и теперь она идет в кредит, и вовсе не на пользу его характеру. Хотя что вообще на пользу идет. Хорошее питание, здоровый сон и физическая активность - явно слишком маленький набор.
Дайте мне объект для приложения гнева, дайте... Дайте эту долбанную точку опоры, чтобы перевернуть пошедший кубарем мир на ноги. Ему плевать, на деле плевать на судьбы мира, судьбы видов, но не судьбы живущих. Сестренка, как же ты не понимаешь. Тогда... В тот день я... Хотел отомстить, защитить. Тех кто не может сделать это самостоятельно. А закон, он конечно lex, но такая dura.

- Потому Братство, что я не могу. Не могу смотреть и ждать когда рыцари закона сделают свое дело. - Лицо вновь обратилось маской, на этот раз не греческой статуи, а восточного мелкого божества, или демона если угодно. Найти врага, втоптать в пыль. Найти цель и достигнуть. Все просто, и при этом... Почему так сложно. Хотя известно, по порядку, по списку причин. А откуда список? Как следствие последовательности событий. Зачем такие события? Так... Получилось. - Я предлагаю не полагаться на местную полицию, поскольку забастовка как раз у них. Тут уже какой-то слэшер, а они до сих пор ничего не сделали. - Не даром же ему Джиперс Криперс вспомнился. - Так что не удивлюсь, если тамошний шериф пальцем в пупок не с первого раза попадает, когда хочет там поковырять, и медэксперты не лучше. - Логичное решение. Его решение, конечно. Но раз уж Лорна хочет, чтобы они разговаривали, то стоит предложить. Если нет... Ну ладно, значит медленно, неуклюже, но как полагается. Кем полагается, что на что? Приходит мысль что местной полицией. И то что положено можно бы полиции оторвать. Но это не имеет никакого отношения к пользе дела. Что вообще сделать, что сказать? Может Лорна и права, и они слишком разные. Или в нем дело, в отсутствии способности сказать, так чтобы услышали. Ну нет. Остановиться, задуматься, засомневаться - это смерть. Только вперед, только импульс, momentum. Он не может остановиться. Не может двигаться медленней. Пьетро притянул сестру к себе, коснулся губами точки между её бровей, провел пальцами по зеленым волосам. - Это твоя жизнь и твои друзья. А я так, следом увязался. Делай то, что считаешь нужным. Я заткнусь пока ты меня не спросишь. - Он еще чуть потянул к себе Лорну, заставив встать на цыпочки, и уперевшись лбом о лоб, посмотрел в изумрудные глаза в упор. - Я не говорю тебе быть осторожней, это ты и сама знаешь. Но если хочешь рисковать, выигрывай. - Подхватив сестру на руки, Ртуть её закружил, умудрившись не задеть в тесной комнате. Улыбнись, Лорна. Будь ребенком, черт побери, прекрати думать что это плохо. Стареть это - медленно умирать. А умирать - он предпочел бы, как и жить. Быстро. Пусть ставка человеческие жизни, они всегда на кону. Как он хотел бы передать свое умение смеяться над болью и страхом... Вот только, как бы не наоборот, самому его не утратить... Если Лорна хочет.... Чтобы он остановился. Медленная смерть.

+1

34

soundtrack

Лорна всегда инстинктивно чувствовала какую-то дурашливую вину перед братцем. Так ребёнок прячет от мамы глаза и утирает ладошками перемазанные в варенье губы. То есть, не то чтобы иголочки выкладывали изощрённые издевательства на коже и татуировками ложились набекрень, просто выходило иначе. Ей понадобилось слишком много времени, чтобы придти к простой истине: видя мир не так, сложно в нём адаптироваться; не сказать, что Пьетро пришлось меньшее количество пробегать стадион с препятствиями, дабы согласиться с тяжкой судьбой металлокинетиков.
Но это было неважным, неважным когда он вот так просто и легко позволял ей идти мурашками и нервно дёргаться, стараясь увернуться от бешенного стука. Так не должно биться сердце, так не должна качаться кровь, в нём — всё наоборот, всё неправильно.
— Между прочим, — Лорна нервно сглотнула, и жилка сонной артерии забилась загнанным кроликом, — ты можешь поставить на место часовых шестерёнок моё. Оно, конечно, дурацкое, желейное в железных образцах и ненастоящее, фанерное, но... — «но эту оловянную игрушку я давно тебе отдала», читалось в глазах.
Забирай, милый. Забирай, разбивай, швыряй и комкай, как душеньке будет угодно — возврату не подлежит, гарантия срока годности отсутствует.

Лорна и не засмеялась — оскалилась белой акулой, становясь в этот момент невероятно похожей на молодого Леншерра. Тяжёлая, наверное, держать неудобно, соскальзывает, хватается чтобы оттолкнуть, а не прижаться — удовольствия мало. Лорна никогда не обещала, что с ней будет хорошо, или весело, или легко. Никого и не заставляла. Дилемма в том... Что у Максимоффа, помимо боли личной, была трагедия общественная. И ни к чему ему забивать прорехи жизни кровавыми газетами. Ему же тяжело — ну, с ней. Неестественно. Неправильно. Обоим им в тягость.
Тогда зачем? Лорна знала — без будет хуже раза в три, и никакие таблетки не спасут. Признаваться она не спешила, но порой... Порой хроническое становится необходимым.
— Просто считай это маленькими каникулами, — наконец выдохнула она, упираясь костяшками в плечи братца. Был резон и логика; тем более, на экскурсию в компании Джона Лорна возлагала надежды большие.
— Мы не можем торчать здесь вечно. Подожди меня... В машине, пять минут, — залогом быстрый мазок по скуле. Компьютер вновь поддался на комплименты о пикантном разрезе и элегантном декольте, файл быстренько стёрся и переместился на usb-носитель, Лорна в который раз расцеловала Дакоту и пообещала всенепременно выпрыгнуть вишенкой из торта на очередной оргии сокурсников, а затем скрылась.
Из скрапбукинго-фотоальбомного рая, семейного очага и ощущения счастья под леденцовой корочкой. От призрака семьи — того, что покоя у неё не найдёт и будет греметь цепями, преследуя во снах.

У Карен не было друзей в Вудстоуне, поэтому они выехали на запад, вроде как намереваясь совершить крюк, прежде чем погрузиться в невероятно увлекательные истории о местном крае. Лорна пихнула водителя в бок, свернуть на обочину, врезаться в океаны ржи и наконец-таки скушать вишнёвый пирожок и выпить стаканчик тошнотворного эспрессо. Маленькие городки всегда гордятся своим картонным пойлом; комплексы у них географическо-континентальные, что ли.
— Фы фаефефь? — промычала она, спешно запихивая в себя крошки. Затем, отложив половину сухарского произведения кулирного искусства и вылив остатки кофея в канаву, уныло поглядела в окно. Свежесть утра перерастала в монохромную холодность дня, свинцовое небо сквозь потёртую призму лобового стекла заполнялось мраморными лиловыми прожилками, пупырчатая трасса со стёртой разметкой оставалась пустынной. Знак скрипел на ветру, и на дворе снова стоял тысяча девятьсот, ну, наверное, восемьдесят седьмой год.
— Со мной. Поедешь... если я... в аспирантуру? — Лорна не смогла обернуться. Побоялась, вгрызлась в кисть и промычала нечто невероятно важное, но нечленораздельное.
Какому ответу она обрадуется меньше, оставалось загадкой.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

35

sound


Мутация изменила организм Ртути очень сильно, его биохимия, физиология и метаболизм были, наверное, вообще настолько необычными, насколько это было вообще возможно, при условии, что он остается живым и из плоти. Хотя… Можно ли назвать это плотью в привычном смысле этого слова? В мышцах нет молочной кислоты, в костях вместо кальция (и зачем ему молоко?) углерод… И сердце – более мощное и надежное чем любой мотор, который создавали люди для своих нужд, более надежный чем начинка их боевых машин. Да ладно, обычное сердце более надежно, чем они. Пальцы сестры холодили кожу, пульс, кажется, ускорился еще немного.   Он вздрогнул и прикрыл глаза на долгую секунду. Еще мутация что-то сделала с его потовыми железами. А значит и со слезными. Наверное, к лучшему. –  Я… - Пауза тянется мучительно долго. Для него долго. Пока. Ртуть, не лезший за словом в чужой карман, не знает что сказать, просто не знает. – Пока ты… - Для него между словами была целая вечность, но со стороны, можно было даже не заметить, что мутант запинается. - …рядом, у меня есть… - Пьетро наконец открыл глаза. – Сердце. – И даже больше. У меня есть жизнь, потому что без смысла это существование. И цели, маленькие цели – не помогут. Он родился, чтобы жить ради. И ради себя не мог. Мутант – стихия. Издает ли шум дерево, падающее в лесу, если его никто не слышит?

Все же Дакота его воспринимала именно в категории «Брат Лорны», и не похоже, чтобы собиралась проявлять какие-то эмоции кроме обычного, положенного радушия. Ну и ладно. Сейчас не стоит её трогать, а то ковырнешь и… Нет, закончим с Дьяволом, и там видно будет. Месть все же делает боль меньше. Он знает. Об этом он успел подумать, в очередной раз оглядев зеленую улочку. Не став сдерживать улыбку при виде жующей Лорны, молча кивнул и полез за руль. И хорошо, что он был быстрым. Потому что Пьетро снова тряхнуло, но благодаря реакции мутанта – машина вильнула чуть заметно. Он думал, что сестра такого не скажет. Рассматривал как вероятность. Ожидал этого, хотя надеялся на совсем другое. Улыбка и так была на его лице, но сейчас она стала настоящей, пропала последняя тень. - Не скажу, что я буду спать у тебя на коврике, но буду рядом. Пока ты действительно не захочешь от меня избавиться. – Или пока меня опять не закинет в прошлое в одиночестве. А вообще ему нравилась эта идея. Найти себе занятие в кампусе будет не так сложно. Вроде бы кое-где даже нанимают мутантов в охрану. Конечно, все зависит от того, на каком же месте Лорна остановит свой выбор. Университеты, и их окружение очень разные в разных странах. Даже в разных штатах разные. Но кое-что общее остается. Дух свободы и раздолбайства что ли? Нет, скорее надежды и планы, которые буквально клубятся в воздухе. Сминаться и разбиваться при столкновении с реальностью они будут потом. Не все… Но многие. Но к многочисленным и повсеместным дьяволам печальные мысли о будущем. Вечеринки… Юные студентки… Кхм. Ну, нет, Полярис просто сдиранием кожи на барабан не ограничится, весь кампус или университетский городок – снесет. Так что не будем отвечать той же монетой. Будем делать барабаны. Из богатеньких балбесов. Которые будут западать на Лорну. Она, конечно, совсем другого мнения. Несмотря на опыт, данный в ощущениях. Будут. Она замечательная. Моя. Не отдам. Кожа на руле скрипнула в сжавшейся руке.

Найдя руку сестры, он осторожно погладил её запястье, подушечкой пальца коснулся ногтей, словно проверяя остроту кромки. Надеюсь, Лорна не строит планы на нормальную жизнь? Это точно не грозит… И даже не потому что она… Потому что мы – мутанты. Потому что Леншерры… Да какого черта, я вообще не Леншерр, и никогда им не буду.  Если помыть, причесать, приодеть. Ботинки на толстой подошве… Сойду. В темноте. Со спины. С полумили. Сзади раздалась сирена. Упс. А у меня прав нет. В принципе. Как и каких-либо документов. До сих пор нет. Как они с Вандой попали в Америку, так и нет. У нее наверное уже и гражданство, и карточка Мстителей, которой можно заставить полицейских вытянуться в струнку. А теперь… Что у них там за машинка? «Джип» какой-то. Мустанг должен бы уйти. Педаль словно бы сама поползла под ногой в пол, и пальцы рассеянно коснулись рычага. Хотя по закону Мёрфи – это наверняка шериф этого захолустного… Как же его? Вудсток? Нет, Вудстоун? Вудстаун. Вылетело… Довела, Лорна. Нет, у него модель должна новее быть, по идее. Двести двадцать, двести тридцать. Мигалки в зеркалах начали отдаляться. – И не смотри так, ты знала, когда пустила меня порулить. – Ртуть прямо сиял, ему даже хотелось высунуться из окна, и скрутить легавым даже не «фак», а натуральный кукиш, пусть думают, что это вообще такое было. Так было приятно. Пешком он бы даже не был замечен, а здесь… Пришлось побороться, и пусть и медленный – «мустанг», железный зверь, оказался быстрее противника. Так – приятнее. Безумие – здравствуй. В разумных пределах. Вот сейчас строгая и законопослушная мисс Дейн прикрикнет, и придется таки тормозить, и разбираться с рыцарями закона. Дьявола бы они с таким рвением ловили, пожиратели сдобы.

+1

36

soundtrack

Откровенно и по-честному, по «правде или вызову», Лорна никогда не отличалась ни особой законопослушностью, ни активным нарушением правовых норм. Крушить бары и кофейные заведения получалось само собой. То есть тут как, любой современный подросток мог похвастаться парочкой затяжек марихуаны и гашиша, употреблением какого-нибудь спайса и, например, взлома сайта федеральных служб, а Лорна могла рассказать истории, как они с Джинни сбегали по шероховатому стволу векового дуба на вечеринки в роллер-клубы, накрасившись и сделав такое безе, что их принимали за малолетних проституток; как они со Скоттом крушили заброшенный парк аттракционов, выделывая погнутыми железяками фигуры в небесах; или как они с Терезой Кэссиди вламывались в палеонтологический музей, в страстном желании найти флуоресцентную кость...
Тем не менее, за чистотой водительских прав она следила, не вечно же поездкам в стиле «Тельмы и Луизы» длиться. Проблема заключалась в том, что для Пьетро это была попытка найти ещё небольшую дозу адреналина, перестрадаться по бегу, а для Лорны — то самое горьковатое ощущение грани между правильным и отторженным. Каждой взрослой тетёньке, на сколько лет она бы ни выглядела, хочется вновь стать юной студенточкой и за дверьми профессорского кабинета обматывать доски туалетной бумагой.
Лорна, похоже, так и не смогла вырасти из двадцать двух лет.

Но во всём этом куцем великолепии потрёпанных перекати-поле и водянисто-жёлтых горизонтах резко выделялось собственное очарование; свобода, та первозданная, бок о бок идущая с судом Линча и правом на оружие, эйфория от ощущения, что ты выше закона, выше мигалок и шлагбаумов, самая простая и идиотская вещь, в попытке скрыться от полицейской машины, придавала национальным героям и спасителям невинных учёных от ожививших легенд у костра, некий шарм. Шлейф интересов не общих, а личностных, шёл клубами палёной пыли за визжащими колёсами, потому что в попытках оборвать цепи внутренние не получалось разомкнуть и наручники материальные.

Лорна заёрзала на сиденье, подлезая поближе к водительскому креслу, и уткнулась носом в мочку самого бунтаря супротив скоростных знаков дорожных шоссе. В чём-то она продолжала убеждать себя на предмет статуса «у нас тут холодная война». Он весь дрожал, вернее вибрировал, будто срастался с этой скоростью, с тикающей стрелкой, почти заходящей за максимальную отметку; и сейчас, прикусывая выступающую вену, сминая пальцами и так перетёртую ткань джинс, на совсем недолгое время и неполный момент Лорна сама сливалась с порывом свободы, с состоянием истинного отрешения от законов, поставленных солнечной системой. Она бы соврала, если назвала это чувство не восхитительным. Кожа отчаянно сушилась и скреблась, а «мустанг», повидавший за два дня больше приключений чем за весь путь с автозавода, жалобно пискал. Лорне, в общем-то, было наплевать, потому что ей нравилось вжиматься в кресло до упора, лишь бы не полететь прямиком в лобовое стекло и на трассу, носом к одинокому камешку, и нравилось, как напрягается братец.
Всему хорошему должен приходить конец; трек на таком-то «fm» закончился с правым поворотом.
— Ты помнишь, что через пару часов нас ждёт преувлекательная экскурсия по джерсийским глубинкам и байкам бородатых продавщиц жареной кукурузы? — Лорна вернулась к исходному положению, тихонечко хихикая повёрнотому на запад пугалу. От непрекращающейся гонки боковые стёкла покрылись горчичными разводами, запотели и безнадёжно почивали лаврами фешенебельных бьюти-красавиц изогнутых рам и спиц.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

37

Soundtrak

Обычно, когда хотят оправдать кого-нибудь бедного, несчастного и вообще жертву обстоятельств, говорят о том, какое было у нашего героя тяжелое детство. Так вот, детство у Пьетро было в целом нормальное. Ну бивали его другие цыганские детишки, чуть чаще чем друг друга, но так он всегда давал сдачи. Пусть не всегда сразу. Ну случалось поголодать, но ведь не пухнуть с голоду. Тем более что этот голод не ощущался так... Как потом, когда организм мутанта требовал пищи постоянно. Во только детство у Пьетро как-то сразу перетекло во взрослую жизнь. Где нужно было выживать, присматривать за Вандой, которая после смерти матери и их бегства, уже не была той веселой девочкой что всегда втягивала брата в неприятности, когда они были детьми... Из неумытого и босого цыганенка, до чьей жизнь и смерти никому, кроме, в лучшем случае, полудюжины человек, не было никакого дела, он прочти без всякого перехода превратился в Ртуть, которого знал если не любой прохожий, то каждый с достаточным уровнем допуска. Или возможностью этот допуск купить, абы добыть иными способами.  Так что рассказать про походы на танцы и мордобой в соседнюю деревню, посиделки у костра и прочее, Максимофф конечно мог, если бы напряг свою, почти идеальную память. Вот только не так много. Привычная жизнь закончилась, когда и без того не очень довольные соседством крестьяне - решили поднять все население табора на вилы. Потом еще раз, снова, с появлением Магнето. И еще разок, когда Братство пошло в разнос, и Пьетро от большого ума решил, что им с сестрой найдется место в Мстителях. На половину угадал. А потом снова. И снова, со всеми этими бросками во времени. На самом деле Пьетро думал, что если продолжительности жизни мутанта - хватит, он может рано или поздно научится контролировать и это... Тем более что однажды ему встретился кое-кто, кого можно было бы посчитать за живое подтверждение. Правда что потом со всем этим делать? Полезть в собственное прошлое, и там начать что-то исправлять, рискуя лишиться и того, что осталось... Вот сейчас мир опять предпринял попытку пойти кувырком. Из-за какой-то мелочи. И это ведь даже не эффект бабочки. Какой-нибудь другой,  можно будет потом узнать, какой именно. Удивляться, что при таком количестве  "сюрпризов", хорошим характером Ртуть не отличался, не приходило в голову никому. Равно и несколько необычным выбором развлечений. Да и то сказать... Любое благополучное общество сквозь пальцы смотрит на развлечения молодежи "верхнего слоя среднего класса"... Должны же подростки выпустить пар, прежде чем стать полноценными членами общества, и вспоминать о славных временах по субботам.
Чарльз Ксавье это прекрасно понимал, и давал возможность детям  побыть детьми. А Эрик... Ему дети тогда были не нужны. Ему нужны были солдаты. Нет, надо сказать в защиту Магнето, он все равно выступал спасителем. И все же... Ладно, просто не все рождаются с серебряной ложкой во рту. Тогда, Пьетро смог защитить Ванду, и... ...общение... ...с Магнето, тем Магнето на ней не сказалось. С Мстителями оказалось сложнее. Он сам уже довольно хорошо усвоил закономерность - самые худшие неприятности случаются с ним, когда он пытается быть хорошим парнем. Но все же в некоторых моментах переступить через себя не мог. Лорне не приходило в голову удивляться и тому, что с ней он часто бывал милым. Оно и к лучшему. Как бы там ни было, ни о чем из того что он сделал, Ртуть не жалел. А вот о том, чего не сделал... На самом деле все его безумства были не только способом разогнать скуку, но и средством не задуматься, хотя бы на секунду, о прошлом... Дело не в том что в нем было, а в том, чего так и не было.
Если задуматься, даже из того что он делал, и чего не стал бы отрицать, равно как и извиняться - гонки с полицией были так, пустяком, не стоящим внимания, чем-то вроде брошенного на обочину мусора но меркам мелкого клерка. А если уж вспомнить то, чего он не делал... Но не делал ведь, так что не зачем и вспоминать. Ну хорошо, Ороро поймала его в момент творимого безобразия, и уже потом просто не могла, нет правда, была не в состоянии не выложить правду Лорне. Превзойти Леншерра в психологическом насилии может только другой Леншерр. Аксиома. Что говорите? Сам же сказал что не Леншерр? Знаете что - отвалите. Когда бежишь быстро - переобуваться приходится часто. Надо будет, подпишусь и Дьяволом. Ага, тем, которого мы ловим.
Ну в самом деле, что он должен был сделать? Падать в ножки, рыдать и каяться, обещая "больше никогда", отрекаться от наследия Магнето, и далее в том же духе? Эй, он не возражал против молний и бросков сквозь стену. Заслужил. Каждый ублюдок заслужил то, что получает. Был очень, очень плохим. И будет, потому что... Проступок, за который полагается наказание, как правило - бывает очень приятным, еще более приятным. 

and another

Сколько бы не его не пытались вместить в общество, момент был упущен намертво. Нет, Ртуть никогда особенно не подходил для того, чтобы находиться рядом с людьми, но сейчас ему проще всего было в обществе других маньяков. И надо отдать должное уже Пьетро, при желании он мог довести до состояния маньяка каждого. Те, кого не удавалось заразить желанием творить безумства - просто выбирали трудный путь. Да, Лорна злилась на него. Восхитительно злилась. Пьетро был не против чтобы это продолжалось вечно. Не постоянно, нет. Пусть смешивается с вечерами перед экраном с очередной наивной и потому прекрасной сказкой, с битвами и дружескими посиделками, как сорта мороженого, что сестренка так любит - смешиваются  в вазочке. Без чего-то - жизнь была бы более пресной.  Нет уж... Скука и без того криптонит для спидстера. А добавлять к этому еще и сожаления... 
Столкновение с твердыми предметами явно стоили возможности разбудить в Лорне немного восхитительного безумия. Чтобы ей наконец-то тоже стало наплевать, на все эти вещи, вроде... Черт, даже не знаю... Пристойности и так далее? Хотя бы на какую-то минуту. Почему-то так получалось, что нужно быть именно безумным, чтобы побыть свободным. Мир, общество людей, покупало это чувство, но Пьетро не нравилось чем оно платит. И то что он был... Даже не мутантом, нет... Отбросом, аутсайдером - позволяло отказаться от сделки. Это тоже вставало недешево, но того стоило, ради таких моментов.
Машина снова вильнула, жалобно скрипнула подвеска. Попытайся Ртуть проделать такое на дороге похуже машина бы на ходу рассыпалась. Его это, впрочем, побеспокоило бы не сильно. Да и с другим водителем, поведение Лорны тоже точно привело бы к красочной картине на обочине. А, так "мустанг" просто пару раз рыскнул, словно хищник пытающийся поймать след. Зайцем порскнул с дороги помятый "додж", и ругательства его "экипажа" потонули в музыке.
- Ах ты, маленькая... - Пьетро мысль не закончил, его рука обняла сестру, и потянула ближе, пальцы наверняка оставили красные следы на нежной коже, под другой, кажется, начал чуток сминаться металл. Дразнит.  Если кое-кто продолжит в том же духе, то... Рука на руле уже не просто дрогнет, а дрогнет.  Ну ладно, руль он не оторвет, но... Хорошо, ему не хотелось чтобы хоть кто-то остановился. Ни "мустанг" ни Лорна... Момент, это всегда так мало, даже для него мало, особенно для него мало. Из динамика раздалось обычно бессмысленное бормотание, и Ртуть раздраженно щелкнул по истертой панели. Лорна хорошо успела изучить его слабые места. Пьетро просто ненавидел когда она так останавливается.  И любил. Это было немного тем пропущенным ударам, но все же другое. Зная столько об ожидании - понимаешь, иногда оно делает вещи много лучше. Он выдохнул. Почти буквально - пар. Лорна-Лорна, вот знаешь же что сделать, чтобы даже поездка в жестянке с колесами была интересной.  Скорость постепенно упала до ста с чем-то, напружиненная стрелка плясала и нельзя было сказать точно.
- Помню. - Голос был почти ровный. И со следующим словом, привычный лениво-наглый тон вернулся совсем. - Хотя бы к ним ты меня ревновать не будешь. - Улыбка просто не позволяла обидеться на такую наглость. - Или боишься, что мы туда опоздаем? -  Приемник что-то бубнил про штормовое предупреждение и метры в секунду, напоминая о существовании окружающего мира, и мутант его вырубил. И не знал, хочет ли, чтобы Лорна перестала на него так смотреть.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-04 23:54:21)

+1

38

soundtrack

Лорна навострила уши, лениво перебирая бахрому шёлковой китайской подвески. Монетки легонько забрезжали, а она отчего-то чихнула. Было в этом нечто неуловимо-притягательное, в незаметных крошечных мелодичных деталях, которые замечаешь на середине дороги, когда белила стираются потоками вод в разводах бензина и утопают в выступах гальки. Пахло грозой; она знала, фибры духов буйства природы неизменно сопровождали белый ирокез Ороро. Она и сама знала, слышала стоны кракелюровой земли, отзывалась на молитвы влаги. Засушенные поля трескались изнутри и ходуном вздымались, проламывались каньонами, и ей хотелось облегчить ношу яично-жёлтых просторов в колючих разводах боярышника. Земля требовала грозы и ливня, а матушке Природе что королеве Англии, в апперитиве отказывать нельзя.
Лорна недовольно сморщила нос и щёлкнула пальцами; скрежечущий голос дикторши разлился по салону. Штормовые предупреждения на всём Тихоокеанском побережье и графитовое небо под лозунгом спасительной операции. Неплохая выйдет экскурсия.

— Боюсь, — накрутив на палец ниточку с рубашки, отозвалась она. — Потому что хочу разобраться с этим сраным делом. Я не понимаю, сажать этих учёных на поводок в стразиках от МакКоя, что ли? Стелить подстилочку и клетку запирать? Может хоть раз пропасть рестлер, и придётся спасать звёзду рингов?
Оставалось раздаржённо зафырчать и опустить окошко. Братец всегда смотрел на просторы бесконечности с колокольни, задирая нос к звёздам. Говорят, все созвездия не пересчитать и не замерить.
— Это ты так свою ревность скрываешь? Да брось, тебе же хотелось бы оставить что-нибудь вот здесь? — обернувшись вполоборота, Лорна уверенно ткнула в ключицу. И в плечо. Хотелось бы? Чтобы все знали, видели? Хотелось бы, ага, но в этой жизни много чего хочется.
— Да прекрати же выключать радио! Важно.
Важен был и циферблат, редко мелькающий неоновым голубым. Угнанная машина, поломанная полицейская машина на хвосте, а ещё они едут крюком и в обход. Лорне показалось, что среди рельефных колосьев мелькнула пара багряных глаз, а над крышей «мустанга» послышались кожаные хлопки крыльев. Она вздрогнула и скудно оскалилась, откидываясь назад. Воображение играло злые шутки, а она отодвинулась поближе к дверце, увеличивая дистанцию.
— Ты по встречной едешь.
Как будто бы его это станет волновать.

Единственное, чему Лорна радовалась по-настоящему — она не выступала в качестве курьера отцовского или чарльзовского, а шла по горячим следам собственной походкой. Она знала, что вот это возвращение к пересеканиям кругов и квадратов трасс, хватание пальцами за прозрачный воздух, когда дымок историй вьётся завитушками, он нужный — обычным людям и ей. Не то чтобы будет разница. Будут решены проблемы. Usb-носитель чёрным камнем перепутья свисал с шеи, разводя стрелки. Лорна знала, что сейчас, в отличие от подбивки налогов в стенах Института, стильной решётки голландского дизайна Serval Industries, тропических пляжей Дженоши — сейчас она не продавливалась под других и не продавливала мир под себя. Она жила, просто до безобразия и так, как умела.
— А я была бы, может, не против. Хотя против, конечно, — внезапно отозвалась она, отстукивая ритм не в такт по дверце. Вместо слов жестами вновь ткнула в плечо и ухмыльнулась.
Карамельная трель Бесси Смит тенью прошлого откинулась на жестяную коробочку металла и туманом застлала горизонт. Нью-Джерси приближалось к катастрофе.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

39

Sound

Пальцы постукивали по передней панели. Медленно. Очень медленно. Еще медленней. Небо было низким и неровным. Кажется и правда приближалась гроза. Отлично... Он любил грозы и мог танцевать с молниями когда хотел. Может быть, если бы все сложилось немного иначе. Он получил бы немного меньше толчков магнитным полем и немного больше разрядом электричеством за всю эту историю с Братством. Но мы вроде бы договорились не раздумывать о том, чего не было.
Если здесь проводят экскурсии в такую погоду, он готов поверить что все эти туристы и правда от большой дури куда-то сорвались. И в то что Дьявол легенда - был бы готов поверить, если бы не тот металл о котором говорила Лорна. Точнее, Джерскийский Дьявол - вполне вероятно и правда легенда, но какой-то другой мог и выползти. Дьявол в деталях. Вот уж хрен. Дьявол, настоящий - в каждом из живущих. И имеется ввиду вовсе не обаятельный чертенок за левым плечом, который дает подсказки делающие жизнь интересной.
Что там полагается тут говорить, если кто-то чихнул? Что-то там про благословение. К Дьяволу. Лишь бы Лорна не простыла на такой погоде. Ведь не смотря на все свои магнитные поля, она почти человек. Греться ведь может не захотеть. Гордая. Люблю её и за это.

- Скажи уж сразу, чей автограф хочешь? - Хмыкнул Ртуть. К реслингу он имел немного более близкое отношение, чем можно было подумать. Правда это было в прошлом. Во всех смыслах в прошлом. - Ученых можно и в клетку сажать. С подстилкой и поилкой. Им не надо где-то бегать, чтобы нажить себе неприятности, в замкнутом пространстве друг друга перегрызут, как хомячки.
Нет, конечно попадаются и такие, кому кроме своих любимых исследований ничего не надо. Ну может еще только самогонку в свободное время гнать, или еще как развлекаться. Тот же МакКой. Не вытряхивай его Ороро из лаборатории, иногда буквально путем вытаскивание за шиворот, наверное так бы там и сидел. Выходя только когда особняк очередной раз сносят до основания. И был бы вполне счастлив. Аж завидно, как мало некоторым надо для счастья. Хотя скорее способности долго усидеть на одном месте. Но чего нет, того нет. Если железное ведро, слава темным богам - является признаком приобретенным и по наследству не передается, то вот шило в одном месте, сиречь несгибаемый внутренний стержень, это уже совсем другое дело. Явно.
- Наглая ложь. - Было бы в его голосе в этот момент чуть больше жизни, можно было подумать что Ртуть правда возмутился. - Ничего я не скрываю. Из этого... Как его? Экскурсовода, с удовольствием сделал бы пуфик. Да он и так, только количеством ножек отличается. - Тут в тоне было явное сожаление, что выдрать уже имеющие ножки куда проще чем приделывать новые. Далее раздалось неразборчиво ворчание, не особенно отличающееся от отдаленного грома по тональности. Дразни, маленькая стервочка. Продолжай. Допросишься. Ты ведь этого хочешь... Ожидание делает вещи лучше. а для тебя все самое, самое лучшее, Лорна. Мантра помогала не особенно. Дьявол сейчас мог Канкан у дороги танцевать, чтобы Пьетро его заметил... Вернее обратил внимание - следовало бы делать это на капоте.
Он поморщился, но радио включил. - Да, так быстрее дорогу уступают. - Максимофф мог и шутить, но похоже что это опасная реприза. Впрочем, он-то поединок нервов всегда выиграет, а у остальных должна быть страховка. А кто нашел себе и в поле дерево, у того значит судьба такая. Как раз можно на Дьявола списать.   

Парадокс. Очаровательный чуть менее чем особа его породившая. Потому что больше - было бы опасно для мироздания. - А ты мне объясни. Насколько против. На пальцах. - Руль он явно, если не оторвет, все же машину делали на совесть, то скрутит в какую-нибудь причудливую фигуру. И как же, Пьетро это нравилось, чтобы его черти взяли, если не так. Но он не железный. Был бы железный, давно бы повелся на провокацию. Железо Лорна гнула как пластилин. Так что было куда-то потянувшаяся левая рука замерла над рычагом коробки передач. И мягко опустилась. Правда не на рычаг, а на бедро Лорны и медленно по ней заскользила. - И стоит, пожалуй, расширить... зону обсуждения. - Потому что ключицы и плечи у Лорны были очень соблазнительными, однако... Пьетро очень не любил останавливаться. Тем более без веской тому причины. А "против" - на вескую причину не тянуло, даже ни капельки. Равно как и любая другая из приводимых. Прогноз тем временем пообещал тайфун более сильный чем вчерашний, и Пьетро на этот раз мысленно согласился с искаженным помехами голосом.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-04 23:53:50)

+1

40

soundtrack

Что примечательно, Лорна никогда не кричала — вообще не издавала звуков. Только глотала воздух как рыба, или забывала рот закрыть, чтобы подышать; вот и сейчас, вжимаясь глубже в кожаную обивку, не помнила. Мир поплыл, сместился фокус на пару градусов, и тело онемело. Дразнит, ублюдок. В общем-то, не новость; Леншерры не отличались пушистыми хвостиками и розовым маникюром. Ублюдок, потому что считает себя правым, ублюдок, потому что никогда не оборачивается на других, ублюдок — потому что полагается лишь на свои рефлексы. А китайская бахрома продолжала шелестеть на ветру и подпрыгивать, потому что скорость не сбавлялась. Небо и бетонная дорога слились в одно неразрывное пятно и блестели предстоящим дождём, шипело радио, гнулись вышки. Где-то закаркали вороны, вновь блеснули красные глаза, но хаотичные мазки не складывались в общую картину, лишь всплывали деталями и падали вновь.
— Ну, останови машину и узнаешь.
Впрочем, она могла и сама включить тормоза — «мустанг» резко вильнул и замер в серой туче дорожной грязи. Капот столкнулся с метровыми злаками, и огрызки пищеварительной промышленности США упрямо пробивали стёкла.
Лорна так и не поняла, кто свернул первым.

Удобнее оказалось перебраться на соседнее сиденье, потому что теперь — теперь вжиматься придётся не ей. Пусть смотрит, прямо в глаза, пусть сопротивляется и не даётся, не ловится, а бежит навстречу, некоторые пути нельзя пресечь.
— Сукин ж ты сын, — весьма красноречиво прошипела она, загораживая спиной панораму водительского места. Пусть побудет без футболки, и так трещит по швам, и без своих задрипанных джинс, и без насмешливой я-тут-всё-контролирую улыбки, а она, ну, ей холодно. Не тянет рубашечку скинуть. А Пьетро — потерпит.
Радио вновь всколыхнулось новой попыткой настроиться на одну-единственную правильную волну, перескакивая с хитов Бритни Спирс на курс евро. Там оно и остановилось, вещая приглашенным волком с Уолл-стрит на тему инфляции и особенностей налогового законодательства в Париже. Скользнуло снова.
Небо затянулось саваном органзы и пропало. Раздался первый раскат грома. В голове у Лорны перемешалось всё — и лиловый пуфик с торчащими ушами Джона, и МакКой со стриптизом на лабораторном столе, и строчки из статей Карен, и занудные речи про Дьявола, и синее мертвенное лицо упавшей женщины. Во всём визите в мотель сквозило нечто театрально-наигранное, подстроенное — и она, следя законам  трагедии, избегала самих губ, оставляя лёгкие следы на одних щеках и ниже. Даже не прессовала, а неестественно легко порхала пальчиками; так, как не могла никогда.

Было чересчур откровенно. Неправильно на обозрение всем. Ещё и руль упирался в позвоночник, мешал двигаться. Пусть, пусть — тянуло помириться. По-настоящему. 
Лорна застонала, почти захныкала от разочарования и чуть отклонилась назад. Нельзя, нельзя — злится. Не может простить.
Нельзя быть таким горячим, раскалённым углями, и нельзя всё это — нужно в дело. С новым вздохом сожаления ей оставалось прижаться к переносице братца.
Границы рисовались размытой акварелью — затвердевали уже въедливым маслом. Вороны продолжали каркать, а бахрома подвески щекотала шею.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

Отредактировано Lorna Dane (2016-07-08 20:41:57)

+1

41

Sound

Он поединок нервов всегда выигрывает. Но фокус не в этом, фокус в том, чтобы никто не ничего упустил в его итоге.  Говорят, если девушка много смеется, то... Если Лорна улыбнулась, это почти праздник. Ну и пусть. Его собственная улыбка была всего лишь маской, удачной, практически живой, но чаще всего именно маской. Но Лорна, милая, немного стервозная Лорна могла сделать то, на что другие были не способны, стянуть эту маску. Да, без всего этого - Пьетро оставался порядочным ублюдком, таков уж он есть.  Она наконец перестала нести эту очаровательную чепуху. Мило конечно, но порой доводит до оскомины. Вроде это к хорошему полагается быстро привыкать... Но что понимать под этим. Моменты. Когда она сначала швыряет как надоевшую куклу, а потом целует синяки и шрамы. Или вот как сейчас... Невероятно, но руль повернулся чуть раньше, чем он приложил усилие, и тормоза тоже сработали на долю мгновение раньше... Хотя ему было сейчас не до подобной мелочи. Пшеничная стена закрыла окружающий мир, и даже мрачное небо, и это было хорошо. Гром перекатывался где-то за горизонтом, постепенно подбираясь ближе, пшеница на ветру - отстукивала на металле и стекле сатанинскую мелодию. Все это было прекрасно, но не так прекрасно как... Эта искра в изумрудных глазах.

С таким определением себя Пьетро никогда не спорил. Правда иногда предпочитал уточнить, кто конкретно из его родителей имеет возможность и обыкновение бывать иногда порядочной сукой. Хотя "сволочь" будет точнее. Но мы сейчас совсем не об этом. Совсем, совсем не об этом. А ведь Лорна знала... Знала как ему нравится когда она... Сверху. Что-то... Стремление к власти, к контролю? В бездну... Что-то делало её особенно красивой. Именно в этот момент. Исчезни мимолетность и красота теряется. Дальше со связными мыслями наступили перебои. За окном загрохотало, ближе и ближе, слишком близко, если вспомнить что они в поле. Слишком? А что значит это слово? Сейчас бы он не вспомнил. Ни одно. Да и незачем было. Все самое лучшее, все самое важное просто происходит, и слова бывают уже потом, когда они уже ничего не меняют. Сначала.... Все происходит. А потом каждый придумывает для себя объяснение. Кому какое нравится больше.
Он обнял Лорну ладонью за шею, собрал другой рукой зеленые кудряшки, и притянув её к себе поцеловал в губы, долго, пока дыхание не прервалось. Ты же знаешь, давно знаешь, сестренка, я никогда не проигрываю. Потому что каким бы я ни был ублюдком, победа... Это не главное. Главное забыть себя в процессе. Ткань её рубашки треснула под руками. За какими бы полями, занавесями, стенами и экранами ты не пряталась, ты моя, Лорна. Ты сама так решила. Это ведь ты меня... Поймала. Не можешь бросить теперь.
Он поймал её руку, и едва коснувшись, прижал запястье к губам, ощущая пульс, снова потянул Лорну к себе, медленно. Чуть заметное касание становилось все ощутимее, пока он поднимался к её шее. Если она и была против, то возможностей показать это оставалось немного. Совсем не оставалось, если начистоту.  Но ведь она знала... Может быть не тогда, когда первый раз с ним связалась, но сейчас-то знала точно, чем это всегда заканчивается. Хотя... Ведь Лорна таки нашла способ сделать невозможное, предсказать его. Угадать невозможно, но можно повернуть ситуацию так, что выбрать другой путь никому не захочется. Никому, а значит - поймала она и себя.

Пшеница и капли выбивали совсем уже безумный ритм, в которой вплетались удары грома. И пульс.  Только одним ритмом? Невозможно только его пульс может быть таким быстрым. Мурашки караванами перебегали с её кожи к нему и обратно. Но самый главный след никогда не остается на коже, а всегда под ней. Нельзя избавиться от того что у тебя под кожей. От того кто у тебя под кожей. Даже если снять с себя шкуру заживо.  За окном не было видно ничего на расстоянии вытянутой руки, а ветер качал не только колосья, но и машину. Или не ветер? В любом случае, ехать в такую погоду стал бы только самоубийца. Но где-то все равно промелькнули огоньки габаритов. Или это Дьявол в дожде прятался, решив что неплохо бы превратить вуаеризм в привычку. А Пьетро был не против чтобы Лорна позлилась еще немного. Или сколько ей будет нужно. Непрощенным он как-нибудь проживет.
А вот без нее...

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-05 11:00:08)

+1

42

soundtrack

Нет, он издевался, по-садистки смакуя каждый сдвиг стрелочки циферблата и уповаясь викторией. Лорна догадывалась, что издевался специально, нарочито медленно скользил по спине, терялся в путах статичности момента и ускользал. Холодный и жёсткий, горячий и несгибаемый, ей приходилось изламываться углами самой, чтобы находить точки соприкосновения раз из раза и терять их вновь и вновь. «Мустанг» жалобно скрипел, локоть неприятно упирался в защёлку, хлестки злаков по капоту нарастали в такте, а Лорна продолжала злиться. Даже не перешёл к брюкам, даже не убыстрялся — в те самые моменты, когда она срывалась по дистанции марафона и бежала до конца. Сукин сын, что поделать.

Может, поначалу, в странной квинтэссенции их связи сквозило нечто неправильно-притягательное, чуждое и инородное, но, посмотрите на ситуацию с угла объективного — они не были семьёй. Впервые встретившись под тридцать (и старше), никогда не слыша друг о дружке, никто из сиблингов не смог через час восклицать о пополнении семьи. Тем более, когда новоиспечённый братец — отъявленная тварь, уверенная в непоколебимости правоты личной и нежелании менять понятия о мире. А спонтанный секс примирительный на переднем сиденье машинки из шестидесятых должен проходить хотя бы с тем, с кем потом не грех поспорить.
— Господь милостивый, ты нужен мне, — выдыхала Лорна, раз из раза проваливаясь запястьем в кожаную обивку кресла, — как же ты мне нужен.
Пьетро действительно был ей нужен — в качестве путеводной ниточки, в качестве старшего опекуна, в качестве напарника. Нужен с несоизмеримым сарказмом, несмешными шутками не к месту и антигуманистическими методами разрешения проблем. Нужен был под венами, в артериях, взамен лёгких и на губах. Раздался звук жвакамья, кресло отодвинулось вглубь. Завывал ветер в Сосновой пустоши, извивался хвостом дракона над капотом, а Лорна не двигалась дальше, потому что решение оставляла не себе. Пусть сам выбирает, как. Ей хватило потерянного контроля и вчера.
Зато можно было ерзать, крепче обхватывать бёдрами, можно было спускаться ниже шеи, касаться губами изгибов и трещин, теряться пальцами в вихрях кудрей, и, в общем-то, ослаблять хватку.

Сейчас, недовольно мыча, связь с металлом была сильна как никогда. Лорна чувствовала его вокруг, каждую выемку на спице колеса, каждую ржавую консервную банку под тремя ярдами в земле на востоке, каждые органические соединения в крови. Гнулись балки и чуточку колыхались фары, бешено орал приёмник, галопом скача по станциям, выл и сам «мустанг». Пьетро был ей нужен, нужен, нужен — и не доставало. Ни касаний, ни дыхания, ни ухмылок. Лорна знала, что ему нравится — нравится её изнывающее тело, нравятся дорожки из капелек пота, нравятся расширенные зрачки — и ей нравится.
В Сосновой пустоши завывал ветер, лязгали шины внедорожников на шоссе, фасолевыми бобами грохотало небо, а Лорна — Лорна прекращала злиться.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

43

sound

Есть такие сказки, про спящую красавицу, которую должен поцеловать принц,  про чудовище что станет прекрасным юношей от поцелуя принцессы, и эти сказки были явно, явно не про них...  Что его, Пьетро, вполне устраивало. О, он не спешил, для этого есть другие моменты. Сейчас... Путь, пусть Лорне будет мало. Сначала... Нет, можно сказать - он поступает жестоко, можно и Ртуть не стал бы спорить. Хорошо, он мерзавец, но в конце концов - порядочный мерзавец. И ничего не сделает слишком. Ожидание делает многие вещи лучше, много лучше, и пусть будет так. Да, он может заставить её сделать шаг навстречу, но этот шаг никогда не будет шагом в пустоту, эту ошибку можно оставить другим. Лорна может упасть к нему, и он её поймает, но не так быстро, чтобы восхитительное головокружение от падения не возникло. Потому что именно в этом моменте - жизнь, именно он определяет самое... Приятное.

Может быть, даже наверняка - модные здесь психоаналитики, сразу и категорически сказали бы Лорне, что от него надо избавляться, и видеть только на семейных обедах, то есть, в этом случае никогда. Разработали бы программу в семь шагов, как стать не просто сильной а независимой. Самодостаточной.  Вот только, семь шагов - многовато, когда достаточно сделать один. Да и то сказать, к чему браться расплетать нити чьих-то путей, когда ничего взамен предложить не можешь? Рвать по живому, ради призрачной надежды, что потом от этого будет лучше? Он был не идеален, даже наоборот,  совсем наоборот, и... Что с того?  Сложилось именно так, и искать вариант получше, просто для того чтобы найти вариант получше было бы отменной глупостью. Лорна-Лорна... Нет, такую глупость ты не можешь совершить, да и не захочешь. Даже если для этого нужно просто не оставить такой возможности. Можно сказать, решить что Пьетро с ней играет... Да так, и было. Лорна сама напросилась на серьезные, взрослые игры, и с маниакальным упорством пыталась в них что-нибудь проиграть, упустить, ради правильного решения.
- Ты. Мне. Тоже. - Слова вырывались отдельно, словно бы независимо друг от друга. И это была правда, чистая правда. Лорна была ему нужна, чтобы... Чтобы быть для нее лучшим, каким он способен. Чтобы быть для нее.  Для себя получалось только существовать. Нет, он не железный, совсем не железный, успел подумать Пьетро, прежде чем начать срывать с неё одежду. Сжимает, тянет к себе, требовательно. - Ты моя, но... Ты ведь не хочешь иначе. Пускай это и доводит тебя до лихорадки, и это, даже не совсем метафора.
Ему нравилось, когда она проявляла инициативу,  брала контроль в свои руки... Вот только, не могла удержать. И не пыталась удержать... Нельзя удержать погоду, катастрофу, нельзя сковать, даже если ураган заключен в тело. Нельзя контролировать, или заставить но можно... Можно заманить, зашептать, и... Мягка кожа, покрывается мурашками под его руками, чуть ощутимое дыхание едва заметно щекочет, пульс бешено бьется под пальцами.  Вокруг пел, дрожал металл, а Пьетро чувствовал как по его венам, по позвоночнику пробегает дрожь. Он не из металла, но... Сейчас Полярис и его захватила этой волной способности тут не причем, как ни при чем сознание и воля.  Он всегда выигрывает в столкновении воль, в поединке нервов, но... Было что-то другое, совсем иное, большее чем даже несгибаемая воля. Что-то крылось в этой дрожи, в ритме дыхания и пульса. Он научился заговаривать собственный пульс, еще когда способности начали проявляться, иначе не смог бы их контролировать, и теперь... Это, пускай и невольно мог делать не только он сам. Нет, не покорить, но связать с собой, привязать к себе. Говорить было не обязательно, он знал - нужен ей, действительно нужен, потому что иначе не получится. Нет никакого "иначе". Ветер и дождь продолжали выбивать дробь по металлу машины, в такт тому, как натягивалась тонкая ниточка, связывающая их, натягивалась но не разрывалась. Связывала тех, кого нельзя было удержать никакой железной цепью. Вообще нельзя было сковать или удержать. Но ведь можно... Иначе.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-09 00:15:15)

+1

44

soundtrack

Пьетро был прав, конечно — сейчас она принадлежала ему. Отдаваясь и отдавая, забирая не меньше, оставаясь в неком подобии симбиоза, обтекаемо и плавно, она широко раскрывала рот и беззвучно кричала, зарываясь то в чужую макушку, то в плечо. Смотрела в глаза — так было проще, пряталась, жмурилась и терялась. Теряться было правильным.
Ни один из них не мог считаться хорошим, справедливым или любимым обществом. Зато мог быть неправильно отёсанным камнем для другого. Пусть высечет из неё что пожелает, пусть берёт такой, какая есть — когда не нужны слова, остаются касания.
— Повыше, чуть... повыше, — чтобы была метка, чтобы оставался знак. Чтобы момент длился гораздо больше, чем позволяется.

Получалось только молчать, мазать носом по ключицам и дышать. По щелчкам града, Лорна моментально превратилась в другого персонажа — стеснительного и спокойного, без порывов и подскоков. Было хорошо, спокойно и тихо. Если в мотеле она продолжала чувствовать на спине глаза постояльцев и догадывалась о храпе наверху, здесь оставалось поле без краев и они двое. Аккуратно проложив ещё одну дорожку к краешку губ, она чуть подвинулась, чтобы нависать сверху.
— Думаешь, они знают? Ну, Эрик. Ванда.
Не то чтобы этот вопрос волновал или будоражил; отец года, хоть печатай кружку и дари, вряд ли что смог изменить, а из возраста для разговоров о строении здоровых отношений зеленовласка выросла лет эдак тридцать назад. Ванда, пожалуй, отнеслась бы легче к самому факту, но ревностнее к ситуации той, в которой оттеснена. Но Ванда жила в своём сюрреалистическом мире, с близнецами из магических сфер и кокошниках в рубинах, а Магнето всегда был нежелательно наблюдательным и понимающим. На его месте Лорна оставила бы всё как есть, а пьедесталы у них совпадали часто.

Соскользнув ладонью вниз и создав некое подобие замка, переплетая пальцы, она постаралась найти нужную волну радио, пробраться сквозь помехи и снова подтянуть голову братца на себя. Дурацкой выходила ситуация, на самом деле, но донельзя приятной.
— Мне как-то придётся ходить в этом, — поморщившись, добавила Лорна. Рубашка совсем не выглядела предметом для носки и тоненькая трещинка ткани, от плеча до бока, некрасиво свисала лохмотьями. Неважно.
Ещё, ещё, ещё — ближе. Лорна жалобно всхлипнула и подалась вперёд, так, чтобы не тонуть в нём, а оставаться в плоскости. Было тепло и уютно. И никакие дьяволы не могли отвлечь, подождут.
Весь мир пускай подождёт.
— Люблю, — упрямо прошипела она в сонную артерию Пьетро, отказываясь от попыток дышать по-мутантски ровно. — Простила.
Дождь трансформировался в град и пошёл завитушками зефирок.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

45

Soundtrak

Лорна часто краснела, и ему это нравилось. Когда румянец был порожден не стыдом, а страстью, не важно, яростью, или... Да, можно сказать - Пьетро действительно действовал на нее как лихорадка. Но здесь не стоило ничего менять. Он хотел заставить её гореть, гореть не сгорая. Ради такого блеска в расширенных зрачках, лихорадочного блеска. Потому что можно было злиться сколько угодно, и это ничего не меняло. В нем никогда не было желания прогибать под себя, превратить в нечто другое... Это не стоило того ощущения, когда держишь нечто, более ценное чем жизнь в раскрытой руке, позволяя улететь в каждую секунду, и знаешь что не сомкнешь пальцы. Потому что в этом нет необходимости. Да, он хотел чтобы Лорна принадлежала ему, потому что знал - он может дать ей быть свободной. Заставить быть свободной, если потребуется. Нет, заставить - неподходящее слово... Вот только подходящее снова не подобрать. Да оно и не нужно.
О да, Ртуть был той еще сволочью и эгоистом, большим эгоистом чем даже казалось. Но в этом было все дело. Она была ему нужна, ему нужна была Лорна, такая Лорна, которой хорошо, очень хорошо, Лорна которая улыбается. А он получает то, что ему нужно. Действительно нужно. Чтобы для этого не пришлось сделать. И Лорна ведь знает, чего хочет, пусть пытается иногда не признаваться в этом себе. Себя обманывать проще всего, но можно сделать так, чтобы было сложно.
Пьетро коснулся её губ пальцами, властно повел рукой заставляя замолчать, и запрокинуть голову. Провел языком от ключицы вдоль дорожки бьющегося пульса, и почти что впился в нежную кожу. Почувствовал под руками дрожь. Ты ведь была не против. Хотя против, конечно. Хотя самый главный знак не в этом, все дело в воспоминании... След на коже пропадет, но улыбка при воспоминании останется, это Ртуть хорошо знал. Он не дал Полярис даже шанса подстроится, поймать ритм. Резонанс обычно - разрушительное явление, хоть от того не менее прекрасное, но в мире живых все немного иначе.

Обычно на свидетелей ему было плевать, даже забавляло, как люди делают вид, что они ничего не замечают. Но одиночество на двоих было лучше. Самое лучшее одиночество, это одиночество с кем-то, а не со своими мыслями. Он провел по телу Лорны руками вверх, погладил пальцами ключицы, снова ощутил под ними пульс, и взял её лицо в ладони. - Думаю? Ты обо мне сегодня хорошего мнения... - Да, он вполне способен это делать, думать, планировать. Но нужна серьезная, очень серьезная причина, чтобы начать это делать. И ведь... Импровизация, действия по обстоятельствам - работают лучше. Ни разу не подводили. Он ведь еще жив, и даже не одинок, так? А уж об этом думать точно не стоило. Но раз уж Лорна просит... Ладно, сойдет за серьезную причину, почему бы и нет. - Может и знают, но вряд ли отдают себе отчет в этом.  В самом деле Эрик слишком занят судьбами мира, чтобы начать о чем-то другом задумываться, а Ванда... На самом деле Ванда ушла в себя, и не собирается вернуться, судя по всему.  Спряталась за маской, и некому было позвать её оттуда. Но все равно вопрос был... Он поморщился. Не то чтобы глупым, просто привычным для Лорны, какой она привыкла быть. Ну даже знают, и что с того? Может кому и нравится играть в "я знаю что ты знаешь, что я знаю..." и так далее, но не ему. Это такая игра в которой кто-то проигрывает. Максимофф не любит такие. И совсем не потому, что не умеет выигрывать.

Градины психически нестабильными воробушками танцевали по крыше, а Лорна продолжала нести очаровательные глупости.
- Будешь законодательницей моды.... - По промелькнувшей улыбке было непонятно, издевается он или нет. - Это твоя судьба....  - В Судьбу на самом деле Ртуть не верил, верил он в шанс, в случай котором можно воспользоваться, который может превратить твою жизнь в рай или в ад, вне зависимости от того, был плохим или хорошим. И плохие и хорошие часто делают ужасные вещи, лишь бы оставаться теми, кем они хотят для себя быть. Он собрал зеленые кудри рукой, притянул её лицо к себе, посмотрел в глаза и поцеловал, снова долго, так чтобы дыхание прервалось.
- А как же иначе? - В голосе слышался отдаленный рокот и бесконечная самоуверенность. Он сам едва не поверил в "иначе". "Едва" не считается. Никакого "иначе" - быть не может.
И пусть Лорна всегда будет такой. Пусть смешно обижается, не важно за связь с Братством, или последний пакет сока в холодильнике, пусть очаровательно злится. Пусть делает шаг к примирению. Разве это так много, всего один... Шаг? А он? Он уже давно не меняется. Да и зачем?

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-09 16:57:46)

+1

46

soundtrack

Исполняя непритязательную роль канатоходца, Лорна царапала ногтями отвесные гроты скал и растворялась в жерле пропасти. Когда грани стирались, то скатывались в психоделический звук пластинки и неоновые цвета огней, и если где-то очертания фар грузовиков кисломолочных продуктов или стройматериалов различаться могли, заляпанные радужкой отражения грозы резко прорезали виски.
Лорна жалобно всхлипнула и вздрогнула, плотно стискивая зубы. Даже не дал возможности найти общий темп и пройти путь до конца вместе, только следовать и прогибаться. Приходилось стараться успевать, упираясь костяшками в плечи, но за движением она явно не поспевала, только запутывалась пальцами в снежных вихрях и прижималась поближе, упираясь переносицей в чужой лоб. В конце концов, ей оставалось расслабиться и перестать искать способы контроля; в некоторых моментах стоило ломать по-другому.
Она всегда выигрывала, когда дело касалось ставок на дозы.
— Действительно, как иначе-то, — полушёпот оказался рванным и вышел свистом, — кроме как трахать меня как последнюю придорожную шлюху, да?
А ему ведь нравилось, правда? Нравилось, конечно. Обоим им... злиться было по душе.

— Я про то, — чуть помедлив, продолжила она, — что не вижу смысла, ну, как-то скрывать. Впрочем, мы никогда особо и не старались.
Становилось хорошо и только лучше, волосы прилипали к мокрой спине, а Пьетро заставлял её ёрзать и искать наиболее выгодное положение. Тянул, управлял и плавил металл, но она, упуская методы одни, переходила к другим. А ещё в какие-то моменты ей просто хотелось целовать его, забирая дыхание и силы, отнимать прыткость и вжимать в сиденье. Ей хотелось, чтобы всё было несколько наоборот, целиком в отражении, но извивалась змеёй в душевных метаниях пока что она одна.
— Но считай, что с ролью старшего братца-опекуна ты справился на отлично.
Горела шея, проступали очертания синяка. Лорна вздохнула, тихонечко обмякая в руках Максимоффа. Нужно было одеваться, куда-то продолжать ехать и что-то расследовать, но вакуум, наэлектризованная дымка шипела и барахталась щупальцами. И как уйти?

Ох, сколько бы пистолетов она погнула, дабы услышать от него признания, увидеть трещины в глазах и поражения в уголках губ. Или чтобы заставить его стонать. Или чтобы он сейчас также терял координацию. Но ей хватало своих маленьких побед, а сейчас пресловутое иначе грозилось скатиться не к продолжению, а концу.
Жалко что в школе и университете на конфликтологии такие методы примирения и поиска компромиссов не разбирали.
— Если... — она не успела договорить. Начался часть новостей, и писклявая дикторша быстро протараторила о многочисленных авариях на дороге и группе спасателей, выехавших подбирать и вызволять горе-туристов, отправившихся на экскурсию по окрестностям Нью-Джерси. Новости сводились к тому, что под предводительством гида двадцать человек прошли около двух миль, когда началась гроза; спрятаться они не успели, только самый юный участник успела запостить твиты. А дальше друзья и цепочка событий. Никаких подробностей пока не сообщалось.
— Опоздали, — поморщилась Лорна, перебираясь на сиденье своё и стараясь хоть как-то натянуть тряпки. — Застегни. Пробежимся?
Потоки воды не прекращали стихать, а она знала — машинка нового роуд-трипа не выдержит, а братец — вполне.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

47

Sound

Это было не о власти, хотя бы и нашлись бы те, кто сказал, что это всегда о власти.  Если бы он обладал Магнетизмом,  настоящим, с большой буквы "М", боги бы уже ерзали на шатающихся под их седалищами тронах, потому что идеальное, безо всякой сыворотки тело - позволяло выдерживать нагрузку, достаточную чтобы дотянуться до небес. Хотя, для этого ему магнетизм был не нужен. А боги? Боги слепы, они не видят... Он не знал, просто чувствовал, угадывал что ей необходимо, и... Ртуть не думал, и никогда подумает, об этом именно так, но он не мог быть другим, и давно отдал свою свободу. Нет, он вовсе не гнулся как металл, не подчинялся, быть рядом, жить ради и подчиняться - вещи совсем разные... Он мог быть разным, и для нее он был таким. Таким, как нужно. За ним приходилось тянуться, да, он плавил её в своих руках, и разве это не было идеально?  То, что возможно контролировать, редко заставляет кровь бежать быстрее, те кого можно контролировать - бегут от этой принцессы как от огня. А она никогда не сможет сбежать от него, даже спрятаться в себе. Пусть невидимое за тучами солнце запляшет бликами на изумрудных гранях и синие на сером молнии бьют громом с частотой пульса в синих жилках под белой кожей. Ему нужно ощутить этот пульс, услышать неровный ритм сбивающегося дыхания чтобы... Ощутить себя. Чтобы его собственный пульс забился. Да, он определенно был пойман, не оковами власти, но тонкой нитью.
- Или королеву всего этого прекрасного мира... - Нет, его голос тоже не был ровным, чуть дрожал, затихал с ревеберацией. - ...ты уже слишком большая, чтобы думать, что есть разница.
Ему просто необходимо было это. И её злость тоже. Да, черт побери, он не мог без таких вспышек страсти, неважно какой.

Счастье - это моменты, миг более краткий, чем достаточно чтобы его удавалось по-настоящему заметить, моменты в которые действительно хорошо. И не важно, как они приходят, когда  и почему... Прогулка по улицам под первым весенним солнцем, сидеть обнявшись у мерцающего экрана, или вот так, в машине, под дождем.... Нет, счастье - это не сделать для нее то, что она хотела. Хотела Лорна, совсем недавно, то ли не видеть брата никогда, и даже не знать где он прибывает, то ли и вовсе точно знать его местоположение. Всегда. Под каким именно камнем. Но важно не что, а как... Да, то что ты хочешь, но не так... И поверь. Так. Будет. Лучше. 
- Забавно, я вроде и не думал её исполнять. Просто делал то, что мне хочется. - Лорне хорошо. А это нужно, просто необходимо, чтобы было хорошо самому Пьетро. А он ведь эгоист, вы же помните? Скрещенные, словно бы при ложном обещании пальцы,  прошлись по её позвонкам, чуть надавливая, ладонь по-хозяйски легла на талию, обнимая. Ртуть прикрыл глаза, и блаженно вздохнул. Сейчас его можно было брать голыми руками и резать на ленточки. Лорне можно было. Сопротивляться сил никаких не было. Не физических, нет.  Правда у нее самой, сейчас было состояние явно не для пыточного, или какого другого марафона. А он... Он терял счет времени, и наслаждался этим.
- А как думаешь, зачем мы доконали машину? - Хмыкнул он, помогая Лорне одеться. Или скорее одевая её. Ну, ладно, это последний раз, когда он мешает проявить самостоятельность. На ближайшие.... Часа полтора. Он вполне обоснованно рассчитывал успеть раньше профессиональных спасателей. Так что сегодня будет немного сказки... И даже не страшной, про Дьявола.-  Всех спасать явится принцесса, на белом... Коне?  С очень вредным характером. Оба.
Ртуть давно научился двигаться так, чтобы, если он хотел, дискомфорт не ощущался. Так что, Лорне совсем не о чем было волноваться. У нее даже прическа не растреплется... То есть, не растрепалась бы, конечно, но теперь это можно списать на встречный ветер. Закутав сестру еще в свою рубашку, Пьетро выбрался под дождь из машины, и подхватил на руки Лорну сделал шаг. И тут же дождь как отсекло, как и ветер, практически. Как именно он это делает, было хорошим вопросом для кого-нибудь другого. Что-то там с молекулярными колебаниями. Максимофф не нуждался в изучении своих способностей, чтобы знать, как они работают,  как и любой мутант. Пейзаж расплылся в две зеленые и две серые полосы, и Пьетро на всякий случай напомнил. - Смотри на меня. - Конечно сейчас за ними не гонится толпа с вилами, но он не хотел чтобы у сестры голова закружилась.

+1

48

soundtrack

— Если бы ты считал меня королевой, — ноготок упёрся в расходящийся по ниткам ворот фуфайки, — то было по-другому.
И она имела в виду то, что говорила. Тогда —  тогда Пьетро носил бы её на руках, осыпал стружками ветра и огнём пыли, тогда не забирал больше, нежели всё, старался держать себя в руках и соблюдать правила по этикету от Эмили Пост.
Но он вёл игру другую, следуя и правилам давнишним, и определяя новое количество ходов. Лорна не была против. Если её ещё и приходилось ломать каждый раз и запутывать в сеть, то с ним оказывалось проще — он растворялся. Даже сейчас в полунамёках и касаниях не со сдиранием слоёв кожи, Пьетро стирался и становился призрачно-акварельным, а она старалась убаюкать его.

— Мой маленький бедный цыганский мальчик, —  Лорна мягко коснулась губами точки между бровями, имитируя путь привычный братцу, в крылья носа, в нижнюю губу, в сонную артерию. Пьетро, безусловно, не был ни маленьким, ни бедным, да и таборского ребёнка мало кто узнал бы сейчас в небритом мужчине с волосами в снежинках, но Лорне казалось, что эту воровскую лукавость, босую горную свободу, она видела сквозь слои морщинок и под гладью озёрах в глазах. И он был её, принадлежал ей по праву, тому, которое раз из раза приходилось доказывать. Не было смысла в борьбе без цели, и они проигрывали, оба и друг другу, получая другую, самую сладкую победу.
Лорна часто играла в шахматы с Эриком, и постоянно партии сводились к формулам и чётким границам, в которых приходилось искать лазейки и стратегически обосновывать ходы, основываясь на тактике противника. Она пыталась так и с братцем, но мешал ураган. Когда шторм врывался в её жизнь и сметал всё на своём пути, Лорна не противилась.
Он может забрать что ни заблагорассудится. Она не против.

Синяк ныл, и женщина начала активно растирать пострадавшую область, чуть морщась. Неровно порванная ткань оголяла рёбро по левую сторону, и только рубашка на два размера больше помогала справляться с дождём. Аккуратно оперевшись на Пьетро, приобнимая за плечи, Лорна окружила их магнитным пузырём. В радиусе пяти шагов очертился купол, и капли дождя стекали паром.
— Обещаю, что когда мы отловим крылатую херню, — дальше ругательства только участились, — то потом закрепим примирение. Например, ещё раз переговоры затеям...
Расхохотавшись хрипло, она задрала подбородок. Будет, будет смотреть сквозь, и по сердцу. Лорна масляно ухмыльнулась. И голос у него продолжал дрожать, и на самом мутанте оставалась гусиная кожа.
Да, Пьетро за королеву её не принимал, а она и не стремилась. Из сероватой дымки вокруг буйной кипы волос вырисовались очертания тиары. Их ждал Дьявол — только готов ли он к встрече с их монстрами внутри?
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

49

sound

Пьетро дернул уголком губ. - Скорее дело в том, кем я считаю себя, так? - И это было важным замечанием. Рыцарем в сверкающих доспехах, что преклоняют у трона колени, он точно не был. Такого как он, скорее можно было увидеть среди витязей в шкурах, штурмующих рыцарские замки.... Сейчас это все смотрится куда как поэтичнее. Но если отнять романтику у людей, тогда они останутся только промежуточным звеном между животными и автоматами. Конечно они не люди... Не совсем люди. Ну так тем более - "ведьмино племя" в рыцари не берут. Да и в любом случае, он никогда не согласился бы заковать себя, пусть даже и в доспехи. Нет. это определенно была не сказка, и не могла быть... Сказка все никак не могла начаться, куда уж там до "долго и счастливо".Но ведь получалось сделать так, чтобы сбежать друг к другу хотелось больше, чем наоборот. Как-то получилось поймать друг друга на наживку уязвимости, и вот что из этого получилось. О, разумеется, Лорна порой была в полушаге от того, чтобы возненавидеть его, точно так же, как была когда-то в полушаге от любви... И, разве это преступление, подтолкнуть её в нужную сторону? Да, преступление. Но он плохой, очень плохой, и котел в аду уже заготовлен. Остается надеяться, что не разбегутся черти.  Может мутанты так долго живут на этом свете, потому что их не слишком рады видеть на том? Воображение людей подсказало им хорошие шаги, как сделать из своих братьев чудовищ похлеще любого Дьявола. Но не стоит бояться своих внутренних демонов, это страх для других. Гаденький голос порой зачитывающий отрывки из воспоминаний нельзя отнести к демонам, а ведь он хуже целой их сотни. И у нее получалось этот голос усыпить, заставить угаснуть и пропасть...
И не надо было знать, чтобы почувствовать, что из этого было настоящим - сознательное обвинение в смертных грехах или вот такая индульгенция.

Ответом на определение, к нему уже давно совсем не подходящее был только неопределенный стон. Слишком хорошо... Слишком мирно, для того чтобы спорить без повода, чтобы вспоминать что такое сарказм, слишком. Все это, было неважно. Да и в самом деле, сейчас Пьетро невольно вспоминал о тех временах когда он еще был тем, когда не был Ртутью, и это имя как ядовитый пар не впиталось в каждую клетку его организма. Не стоит лукавить, все это было в нем и тогда, но бросок на удачу определил дороги именно так, что бы стал он тем, кем стал.
Но сейчас... Лорна его действительно поймала. Поймала этой возможностью забыться, до которой иначе было не дотянуться. Никак. Возможности просто закрыть глаза, и не ждать от этого мира очередной подлости ближайшие несколько минут. Она была его миром сейчас. Сном наяву, мечтой ни о чем, спокойствием, которое, должно быть и называют нирваной... Могла дать ему то, что взять сам - Пьетро был не в состоянии. Нечто, для чего недостаточно только лишь воли. И это стоило всего.

Он двигался медленно, отчасти потому что, хоть и знал, что именно от его желания и выбора зависит, будет ли путешествие приятным, или... В случае "или" - ну мало ли людей просто исчезает? Но сейчас совсем другая история должна начаться. Легенда про спасение от Дьявола,  и... Хм, интересно, а то у нас на роли "девы в беде"? И отчасти он не торопился, потому что моменты нельзя упускать. Все проходит и нельзя войти дважды в одну и ту же реку... Или нельзя и один раз? Никогда не понимал этого.
- Вот возьму, и поймаю тебя на слове... - Максимофф только что не зевнул. Да, он шел по дороге, медленно шел, тем сомнабулическим шагом, которым обычно ходят посреди ночи за стаканом молока. Ну кто ж виноват, что при этом ограничение скорости он нарушал почище чем до этого на машине. - Не простудись смотри... - Подсознание тут же изобразило чихающую Лорну в пледике, и с улыбающейся ведерной кружкой чего-то горячего. И ногами в тазике, ага.  Что там было про "старшего брата"? Действительно, почему бы не изобразить из себя няньку. Да Лорна же сама взвоет почище Дьявола, если он вдруг решит быть правильным. Да, именно так, стоит только подумать об этом. Но иногда... Хорошо, он готов даже поиграть в рыцаря и королеву, почему бы, немного,  и нет? И ведь, хоть это и не первый раз было сказано - не важно что, важно как. 
Да, пожалуй - он еще полностью не очнулся от полусна. И не хотел, если подумать. Дьявол подождет. Вряд ли он будет спешить на собственные похороны.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-17 02:18:57)

+1

50

soundtrack

А когда речь заходила о биохимических канканах нейронов и всяческих клеток, о чём так задорно и с голографическими модельками ломал жизнь детишкам МакКой, Лорна пряталась, скукоживалась пуддингом и отказывалась выбираться из-под толстой корочки. Она не столько не могла, сколько не хотела и не собиралась объяснять ноющую ностальгию под рёбрами от стона, ни эйфорию от стиснутых пальцев на спине, ни необъяснимое. Мир вокруг замирал и становился просроченной замедленной съёмкой, как на заедающем проекторе, слайды менялись по часам, мельчайшие мимолётные мгновения застывали в вечности, а иглы ветра обрушивались на магнитное поле. Крутило живот, замирала душа, как на самой высокой точке американских горок, перед спуском вниз на девяносто градусов, только лучше, только напополам.
— Эй, эй, — она упрямо надавила большим пальцем на скулу братца и мазанула носом по губам, — и ты смотри на меня. И лови на слове, если поспеешь, конечно. В следующий раз я могу даже закричать. Несколько раз.
Если он хорошенько попросит, безусловно. Очень хорошенько.
И тогда — именно тогда — она позволит ему всё, одобрит каждый синяк, каждую ухмылку, каждую победу, одобрит всё и переплётся с ним, будет любить его вечно, незабвенно. Сделает его королём, подарит королевство, поеденное коррозией, и все ржавые сокровища мира. Упадёт к нему принцессой в сломанной короне и порванных лохмотьях. Отдаст сердце, закованное в три стальных обруча.
Уже упала, в общем-то; давно отдала.

И  под мутным занавесом дождя проступало мандариновое небо осколками сыра, и крутилась на подвеске бутылочная неправильная луна, и обрывались шероховатые скалы, затягиваясь джунглями моха. Лорна чувствовала, слышала — земля молила о пощаде, жадно глотала потоки мутных ручейков, а там, где-то вдали, земля молила её помощи, просила смыть багряные потоки крови. Лорна вздрогнула и упрямо поджала губы; такая глубокая связь под литосферу, запах смерти за много миль, всегда выбивал из колеи.
Сосновая Пустошь возвышалась хвойными обглодками с поломанными ветвями, а открытое пространство заполнялось водопадом шторма. Лорна отпустила своего снежного мальчика непринуждённо, моментально забывая о нём и погружаясь в атмосферу происходящего. Труп был один, со вспоротым животом, и выдавленными кишками. Вдалеке валялась селезёнка, победоносными мечами торчали рёбра из плоти. Она поспешила опознать — нахмурилась, заметив лиловое лицо Джоша. Обыск занял всего несколько секунд; пакетик с белым порошком, явно нечто запрещённое, вырезки из порно-журналов, и... Лорна остановилась.
Одна из карточек кружилась осенним листом в мартовском небе, а на ней, в провокационной позе, но без игривости в лице, глазела Карен.
Лорна продолжила рыться. В одном из карманов, перепачкав кончики пальцев в запекшихся кусочках крови, обнаружился дневник. Ну кто в век электронных технологий ведёт бумажные записи?

Самопроизвольный зонт из магнитных полей отражался зеленоватой радужкой на разводных лужах, и в степи завывал ветер, только теперь их не защищали стенки «мустанга» и объятия друг друга; если в последних они сгорали с удовольствием, здесь пылала злость. Вытерев ладони о траву, она кивнула головой Пьетро, подзывая поближе. Распахнулась первая страница. Фотографии птиц и зарисовки, крайне неталантливые, рыбацких местечек и залежей грибов, перешли в газетные вырезки о дьяволе.
Очевидцы-военные, тестирующие оружие из Ганновера в условиях полигона, 1800-е.
Жалобы и сказки пастухов в 1840-х, недовольных пропажами овец и поредением стада, вопли матерей, потерявших своих детей.
Возмущения фермером в 1845-м, разрушение фермерских хозяйств.
Журналист в 1859 и новые две статьи достоверности, бурные набеги на животных с 1909-го года, напуганные потчмейстеры и путешественники, путь Дьявола от Бристоля к Глочестеру, исчезновение до начала 30-х, лесник Джон Ирвин в 93-м и молчаливая встреча, шведский турист 2009-го года, почти сбивший монстра...
— Но ведь он ни разу не убивал тех, с кем сталкивался!
Что изменилось? Почему с диеты на крупнорогатый скот чудовище перешло на человечков?

Пожелтевшие страницы, чуть пропитанные тёплой красной жидкостью и пятнами дешёвого эспрессо из разряда привычных мотелям, листались быстро. Схемы скелетов и распечатки e-mailов от учёных, сканы из детских книжек о драконах, зарисовки, зарисовки, слова...
«...сегодня обнаружил гнездо существа. Писал другу из NASA, возможно, это инопланетянин? Ведь если существуют мутанты, то и космос вполне может быть полон жизни!...»
«...третью неделю ношу существу индеек. Набрасывается и предпочитает живых, разрывает им глотку и вытаскивает сердце, раздвигает рёбра.»
«...попытался поговорить с Дьяволом. Человеческую речь, он, конечно, не понимает, но знаки в виде настенной живописи — вполне.»
«...сегодня существо начало говорить. Хрипло, с надрывом, как Дарт Вейдер, тьфу! Понимать его ужасно сложно, но я всё больше начинаю верить в легенду о детёныше проклятой ведьмы...»
«...договор простой — из группы туристов по 2-3 человека каждую неделю и желательно из штатов других, людей, уехавших или уезжающих в отпуск. Девочек я могу пофотографировать и посидеть с ними дня два, а потом — на кормёжку.»
Лорна подняла два блюдца в изумрудах и захлопала ресницами, стискивая запястье братца, словно ища опору, тянулась к нему в порыве сентиментальности, но тут же отпустила латы рыцаря. Королева может посвятить, но не вести за мечом; не может она и полагаться на крепкое забрало.
— Ты можешь обыскать местность? Нечто вроде пещеры, или скалы с пещерой от земли повыше... Чёрт, может, позвонить по одному из номеров? — она застучала пальцем по исписанной странице. Список сегодняшних горе-туристов, и две одинаковые фамилии — видимо, та мамаша с мутантофобией и её рианнообразная дочурка. Что позабавило Лорну больше всего, кружочком синим, «съесть попозже, сохранить для Джоша» были отмечены и она, и девчушка, а красным «сожрать немедленно» — Максимофф. Вот что значит сила любви и изящность сталкерства.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

51

sound


Он невольно улыбнулся. Лорна, Лорна... Иногда казалось, что это она, так и осталось той маленькой девочкой, какой была до всего этого. И в какой-то степени так и было. И иначе быть не могло. Ведь детьми должны быть не только те, кто верит в сказки, но и те, про кого их рассказывают. Хотя, есть и другой вариант... Но тогда сказки будут уже не столь добрыми. Для Лорны ему хотелось именно хорошую сказку. Пускай не всегда, но всякий раз когда это возможно. И нет, башня из слоновой кости это не хорошая сказка, она сойдет только лишь для её начала.
- Только на тебя и смотрю. - Несмотря на улыбку это было сказано совершенное серьезно. На самом деле она была права. Пьетро не нужна была королева. Сам он не видел себя владыкой, и сияющий доспех расползся бы на нем куда быстрее чем грязные лохмотья. - Что мне остается делать, ведь ты-то меня - уже поймала.
И снова он говорил только правду и ничего кроме. Не потому что иначе не умел... Просто так было бы неправильно. А Ртуть очень хорошо чувствовал когда можно делать неправильные вещи, а когда нельзя. Он не лгал, пока Лорна рядом, у него есть сердце. Её присутствие удерживает вместе осколки, которые иначе рассыплются серебряным дождем. А значит - у него самого тоже остается только иллюзия выбора.
Но нужен ли этот выбор вообще? Кажется - его переоценивают.

Асфальт чуть холодил босые ноги. Ртуть все же состоял из плоти, и он чувствовал холод, усталость и голод, но если последний - порой его действительно беспокоил, то запас сил мутанта был почти неисчерпаемым, и он, вернее всего, смог бы пережить и полную заморозку, так же как Капитан Америка, если не лучше. Проверить - правда никому до сих пор не удавалось, даже Айсмену. Но все же Пьетро не был ожившей статуей, и знал что чувствуют обычные люди. Помнил в конце концов, что такое - быть человеком. Не очень хорошо, уже. Он не мог им, в смысле человеком побыть - скорость не выключалась, не было способа убрать способности, ну может кроме тех, которые Максимофф сразу отказался бы к себе  примерить. Притвориться человеком он конечно мог, однако... Обмануть не получилось бы в первую очередь себя. И каждый раз выпуская скорость - он словно бы разжимал железную перчатку, сдерживающую дар, и не разу не разжал до конца. И лишь иногда получалось забыться, и ощущение исчезало, испарялось... Но ради этих моментов стоило жить. Сейчас - он не следил за временем. Вот только - Дьявол похоже ждать не собирался.

Трупов за свою жизнь Пьетро видел прилично, и что уж там, из этого количества - некоторая часть в таком качестве оказалась не без его участия. Но тут он задумался, задумался надолго глядя на тело. Все же не походило это на животное, никак. Память довольно странная штука. Если большинство из того, что было до мутации - он хоть и помнил, но вызвать эти воспоминания мог с трудом, то те, что были после - приходили уже куда легче. И он знал как охотятся крупные хищники. Да, их в те времена на Балканах уже было немного, но они все еще встречались. И это - было иначе. Личность жертвы его не волновала особо. Не больше чем очередной промелькнувший дорожный столб во время бега. Мутанты живут долго, и очень редко спокойно и таких "Джошей", Пьетро встречал уже не первую сотню раз. Так он подумал тогда, во всяком случае.
- Может быть - просто был осторожнее? - Дьявол мог заболеть, постареть, взбеситься в конце концов. Или сойти с ума, если таковой у него был. Особенной ненависти к существу Ртуть не испытывал. Хотя эти люди... Туристы - были ни в чем не виноваты. И вот это - это раздражало.
Сначала записи не показались ему представляющими какой-то интерес, но потом... В лице Лорны слишком все изменилось. Человек сказал бы - неуловимо. И тогда Ртуть прочитал. Обнял Лорну за плечи, едва ощутимо поцеловал в висок. Он не стремился защитить её от всего... Но... Черт, он почти был готов согласиться с тем, что такие вещи лучше стирать из памяти. Почти.
Потом вновь глянул на страницы, перечитал, потом вздохнул, и медленно подойдя к трупу - пинком разбил ему голову. Вернее просто опустил ногу на череп. Быстро. Кровь поднялась в воздух алой дымкой. Конечно, может все это было искусной подделкой, но убить этого паренька еще раз все равно бы не  вышло. А даже жаль. Что-то ему подсказывало - это не хитрая инсценировка. Самый простой ответ - зачастую - самый правильный. - Договор с Дьяволом, значит. - Отрешенно сказал он, все так же глядя на безголовый труп. Пометки конечно были забавным, но... За дурные шутки, бывало укорачивали. Язык, или сразу на голову.  - Можешь позвонить. А я пойду, и найду эту тварь. - Он не знал, чья идея в этой игре была первичной, однако... Ладно, у него нет причин любить человечество. Он террорист. Убийца из Братства. Но это... Ну ладно, может быть виды и разные, но отдавать кому-то своих братьев как еду, это нечто совсем другое чем споры о старшинстве и драки за миски похлебки. - А я пойду искать этого... Дьявола. Обещаю есть его не сразу. - Ртуть сделал шаг из сложенного из полей зонтика. Медленно. Он шел медленно, но фигура мутанта уже начала расплываться, сначала как от жаркого марева над дорогой, а потом уже сильнее, как на экране с помехами. Был бы Пьетро человеком, можно было бы сказать что его колотило от ярости. Вот только то, на ком хотелось её выместить был уже мертв, а Дьявол... Не вызывал такого отвращения. Да, это было в первую очередь отвращение. Даже Жаба... В те времена, когда он облизывался на Ванду, не вызвал такого чувства. Мортимер был мерзок... Очень часто. Но сам это, похоже сознавал. И в некоторые моменты вызывал даже уважение. А этот... Червяк! Черт побери, Ртуть жалел о том что они опоздали, не только из-за возможных, уже наверняка имеющихся жертв, а чуть ли не больше... Немного больше из-за того, что сам не смог втоптать в пыль экскурсовода. Медленно.
Момент когда он исчез нельзя было заметить - вроде бы только что был здесь, а вот уже и пропал, гораздо раньше чем перестал быть виден.

Ртуть наматывал широкую спираль вокруг места, где остался лежать проводник в ад. Или в рай, как посмотреть, все же мученическая смерть и все такое. Не важно, сейчас он действительно разозлился. Это было неправильно. Последняя строчка его взбесила больше всего. Жаль... Жаль что он не убил этого человека сам. Пьетро бы сделал это медленно. Куда медленнее чем Дьявол. Ну ладно, хотя бы теперь ясно - что именно Дьявол - все таки существует. Правда не ясно - что он такое. Почему металл, почему тварь разговаривает... Все это не важно. Потом можно будет задать вопросы. На некоторые ответит и труп, почему нет. Такое уже случилось раз за сегодня.
Услышав что-то похожее на сдавленный стон, Максимофф резко сменил направление. И наткнулся на "закуску на будущее". Девушку-подростка с модной прической. Сказать что она в порядке, точно было нельзя. Раны были такие же, как у той жертвы, в мотеле, правда, к счастью - на первый взгляд менее серьезные. Кроме одной. Нога была прокушена до кости. Но главное - жить будет. Если остановить кровь. Подхватив девочку на руки - Ртуть тут же отнес её к Лорне. От того момента как он пошел искать Дьявола - прошло всего несколько секунд. Похоже они все же опоздали. Совсем чуть-чуть. Что-то пошло не так. Если бы они были здесь... Тогда... О, пусть Дьявол попытается сожрать его. Максимофф умел встать костью в горле. Впрочем, особенно себя корить за это - он не собирался. Судьба. - Останови кровотечение, я попробую найти вторую. - Бросил он, и вновь начал разматывать спираль. И на это раз действительно опоздал. Ненавидевшая мутантов дамочка так не узнала кто почти пришел ей на помощь. Тут уже делать было нечего, рана была на горле. Вот только Дьявола тут не было. Тот, похоже, прятался за деревьями и особенностями рельефа. Проявлял несомненно имеющийся у него разум. Эти убийства не были охотой или вспышкой ярости.
Тогда где? Ответ пришел быстро - там где он нашел первую... Вторую за сегодня? Нет, пожалуй все же первую - жертву. По всему выходило, что пойти он немного другим путем, и вот эту вот женщину можно было спасти. Дьявол почти оторвал ей голову, скорее всего именно в тот момент, когда он передал "Рианну" Лорне. Ну что ж. Он всегда успевал. Когда знал куда именно нужно поторопиться. Расчет оказался верен, и Ртуть настиг Дьявола ровно в тот момент, когда тот, не обнаружив куда более нежного и вкусного мяса, собирался подняться в воздух. И не стал его рассматривать, тратя на это даже миг. Ну да, крылья, пасть, лапы, в целом  почти так как описывали. Правда как-то буднично что ли. Дьявол напоминал конечно тварь из ночного кошмара, но до спец-эффектов ужастиков ему было далеко. Об этом Пьетро успел подумать - перед тем как врезаться плечом в тело чудовище. И предсказуемо ощутил под шкурой металл, вот только... Кажется - не сплошной. Впрочем, ему было не до того. Сцепленные в замок руки - обрушились на голову дьявола. Череп сделанный из кости - должен был от этого не просто треснуть, разлететься, превращаясь в белую пыль, и выпуская мозг наружу белым паром. Но с металлом было сложнее. Этот и правда был каким-то странным, Ртуть даже не понял, вмялся он или нет. В этот момент до него долетел, догнав наконец - истошный женский крик с места импровизированного штаба операции. Кричала, конечно не Лорна. Но все же... Пьетро не смог побороть в себе инстинкта, бросился назад, напоследок пнув Дьявола так, что тот отлетел в сторону - ломая древесные стволы. Этого должно было хватить чтобы почти любую живую тварь, или сокрушить большинство механизмов. Впрочем, краем глаза Ртуть заметил - что существо попыталось достать его, пасть щелкнула там, где сейчас был только воздух. Хотя это могло быть и предсмертным движением. Но все же он... Нет, Пьетро никогда не был бёрсерком. Желание защитить всегда было в нем сильнее. Правда раз уж способности не позволяли выставить непробиваемый щит, оставалось полагаться на превентивные меры.
Он вылетел на небольшую полянку, и легко затормозил, возникнув рядом с Лорной практически из воздуха. Иллюзий Ртуть не питал. На роль рыцаря в сверкающих доспехах он не тянул, да и сама Полярис была уже большой девочкой как-никак, и съесть её было ой как непросто. Да и судя по записям - Дьявол был только один. Но сейчас его действия определяла совсем не логика.
И так было правильно.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-19 00:04:44)

+1

52

soundtrack

Лорна вздрогнула так, словно град пробил ей темя. Она была сильной девочкой и за свою карьеру видала усопших разной степени сохранности, целостности и узнаваемости, сталкивалась с вещами и похуже — но человеческая жестокость, честолюбие и зверство поражали раз из раза. А потом эти же Джоши шли на телевидение и снисходительно позволяли им, мутантам, жить как людям, обещали помогать адаптироваться в социуме и... Она отвела щёку. Прежде чем Ртуть скрылся в тонком шлейфе студёных луж, Лорна потерянно, запуганно озираясь по сторонам, протянула ему руку, умоляя забрать и помочь — протянула вслед. Никого уже не было рядом с раскромсанным гидом, а в глазах уже сверкала сталь. Возможно, Лорна не была настоящей дочерью Магнето, но она повторяла и его путь, и его судьбу — и справедливости они оба умели добиваться.
Лорна продолжила осматривать труп, вытирая кончики окровавленных пальцев о вздутую иссохшую землю. В кармане у Джоша обнаружился телефон, новехонький iPhone, с одними натуралистическими приложениями, цивильным ежедневником и забитыми в заметках телефонами клиентов. История браузера оказалась чистой. Симка одна. Лорна не сдавалась, ощупывая тело, чуть прибегнула к способностям — металл явно ощущался в левом потайном кармане жилетки. Простецкая кнопочная Nokia дала в три раза больше понимания, как промышлял новоиспечённый друг, и два номера привязывались к быстрому набору. Лорна набрала первый, правда, со смартфона — «Ассоциация защиты дикой природы» попросила подождать. Лорна забила внутренний номер — специалиста по птичьим восточного побережья или как-то там не оказалось на месте. Подвязав волосы в конский хвост, она проверила второй номер и попала на автоответчик.
Автоответчик Карен Шеллинг.

Корить себя Лорна не стала; корить себя она станет, когда придёт пора Дакоте узнать правду о дочурке, ну а пока складывалось всё: и статьи по евгенике, и участие в экспериментах. Могла ли молодая женщина, не имея связей и больших средств, заняться чем-то подобным? Создать чудовище? Лорна сомневалась. Пьетро вернётся быстро и с подарками, а пока — пока можно порыть. Google выдал парочку неверных запросов по звонку первому, доктору Кармайклу Геннеру, но на сайте Массачусетского технологического института кафедра биоинженерии перечислялись многочисленные награды. Дальнейший просмотр ссылок навёл на жену доктора Геннера, дочери немецкого IT-магната. И деньги, и образование, и международные связи, и Owen Labs. под рукой.
Только ссылка следующая вывела Лорну на прискорбный некролог о смерти доктора Геннера на нью-джерсийских землях, куда он отправился читать лекцию студентам. На доктора напало дикое животное, а части обломков от машины оказались в ранах, что ускорило процесс наступления смерти. MIT скорбел.
Гусиные мурашки только успели вновь бегать по запястьям, как братец и гостя принёс, и сам умчался снова. Лорна быстро выдохнула; надо было помогать юной барбаросской певице.
— Имя? Сколько лет? Понимаешь, где находишься?
Промокшую девчонку и себя она укрыла новым магнитным куполом, стянула рубашку и запеленала. Кьяра (как оказалось) хныкала, но стойко переносила тяжести. Отболит. Металл, инородный и, теперь-то она понимала, модифицированный с пластиком и органикой, доставался легко. Лорна сосредоточенно водила пальцами, не желая как-либо навредить Кьяре. На запястьях у неё виднелись многочисленные синяки, и, на немую поднятую бровь, она передёрнула плечами.
— Ссоры с мамой.
Раны затягивались; кровь сворачивалась, а Лорна постепенно восстанавливала циркуляцию крови, регулируя быстроту пульса Кьяры. Конечно, успокаивать таким образом — не какаошкой отпаивать, но её навыки общения с пострадавшими никогда не приводили к желаемому результату.
А потом случилось невероятное.

«Невероятно тупое», — скорчила гримасу Лорна, пока Карен Шеллинг, в порванной юбке и замазанная потёкшей косметикой, хромала по направлению к ним. Возможно, тварь вышла из-под контроля; может, доктор Гуннер решил сам приписать себе лавры, возможно, посредник Джош попытался изменить ситуацию и Дьявол вырвался — Лорне было насрать.
Карен едва успела прохрипеть просьбу о помощи, как тут же завопила. Лорна не стала церемониться, обхватывая её гравитационным полем за шею и отбрасывая к дереву. Люди хрупкие, позвоночник может не выдержать, но Лорна и не надавливала чересчур, только монотонно и равномерно возила кукольной рожей Карен по земле.
Кьяра завопила.
— Я-я... п-пом-мог-гите... — шипела учёный, а Лорна надвигалась сверху. И так порванная, отчаянно борющаяся за спасение, Карен смотрела на неё огромными воднянисто-болотными очами грязного голубого цвета. Лорна плюнула ей в лицо.
— Нашёл кого? — бросила она через плечо, даже не оборачиваясь, — эта &^$*^%# и её дружок-докторишка, кажется, затеяли своего «Бегущего по лезвию». Дорогуша, — она присела и похлопала Карен по щёчкам, — где твой милашка Гуннер? Давай, не стесняйся, говори.
Карен молчала, Лорна зевнула — покромсанная туша взмыла в воздух. Дождь нарастал в монохромной серости, и где-то там, под облаками, раздался истошный младенческий вопль. Карен заорала сильнее, а Дьявол, размахивая крыльями, появился из ниоткуда.

Уродливое отродье, мерзкое — ей захотелось тотча же закрыть глаза, зажмуриться и ничего не видеть.
Он направился к торчащей верх тормашками бабе, и Карен завопила, что всё расскажет, что они с Гуннером просто проверяли возможность внедрения каркасов и разрушенного гена икс, что она ни в чём не виновата, а Джош ей сразу не понравился. Лорна стояла молча, но не медлила; дав отмашку, она отпустила Карен. Та рухнула и змеёй искривилась на траве.
— Можешь жрать.
Дьявол закончил свою вендетту быстро: махнул лапой и оставил след от когтя. Карен замолчала навсегда. А потом — потом Дьявол обернулся к ней, взглянул и зарыдал своими искореженными, изуродованными глазами. И он просил — вежливо и застенчиво, робко и стеснительно, просил о смерти. Лорна почувствовала, что по щекам у неё текут слёзы.
— Отвернись, — бросила она Кьяре, — если я, ему будет не так больно, — шикнула зеленовласка братцу. Раздался хруст и металл, покромсанный и почернённый, сдавил внутренности Джерсийского Дьявола. Существо издало некое отвратительно какофоническое подобие лебединой песни и закрыло глаза.
— Так, слушай, — вокруг не было ни магнитного поля, ни защиты, и дождь хлестал Лорну острыми иглами, а одежда прилипала к телу, — ты почти единственная, кто видел это всё. Можешь рассказать — можешь не рассказывать —чокнутой и так считать будут. Мой тебе совет, наври что ничего не видела и живи дальше. С остальным мы разберёмся.
Лорна обернулась к Дьяволу — обмякший, уснувший и довольный, он едва улыбался в вечном сне. Льдинки оседали на волосах, и непогода усиливалась. Лорне захотелось выть.
— Можем похоронить его, а остальные... Надо их вытащить, а решим потом. Здесь, дальше, мы бессильны. Журналисты сами найдут, о чём написать, — дождь не разрешал заметить следы от парочки слезинок, а Лорна не позволила бы себе и такой роскоши.
В Сосновой Пустоши завывал ветер, а Джерсийский Дьявол мирно спал.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

53

soundtrack

Он подозревал, что за несколько секунд, ушедших на поиски тут произошло порядочно событий. Ртуть не создавал вспышку света, не оставлял за собой дыма или запаха серы, не... Проще говоря, он просто возникал, при желании не оставляя даже звука. Но все же связь с магнитным полем позволяла его заметить. После того как он появился.- Никого живого. - Голос Пьетро был ровным, будто бы синтетическим, таким же, не живым. Он стоял неподвижно, и неяркий отсвет в синих глазах угас, оставляя их темными провалами. И только вздувшиеся мышцы мутанта, сейчас вновь похожего на статую, показывали что его сердце бьется быстро разгоняя кровь в организме. Сейчас Пьетро был готов взорваться, и это практически не было преувеличением. Однако, у Лорны все было под контролем. Как она и хотела? В руках перестала отдаваться тяжесть после столкновения с металлом. Похожее ощущение было... Да, точно, от удара об органическую сталь. Впрочем, Распутин - определенно был крепче. Убить Дьявола не составило бы особенного труда - у него, судя по всему, оставалось еще достаточно уязвимых мест, да и если ударить посильнее... В целом людоед оставлял впечатление чего-то незаконченного, несовершенного... Жалкой пародии на... Кого?

Вопрос - кто сейчас перед ним, ответа как раз не требовал. Фамильное сходство легко можно было опознать. Пьетро смотрел не моргая. Если взглянуть на него с одной стороны - можно было решить - мутант улыбается. Ухмылка чуть заметно трогала губы, и если не в глазах, то в чем-то, неуловимом сквозила жажда даже не крови, а смерти. Не животная. Ощущение нависающей катастрофы.
А с другой стороны... Максимофф был печален. Он смотрел на развернувшуюся перед ним картину, и... Нет, определенно, это была не жалость. Сожаление? Возможно. Правда смотреть на него было сейчас некому, кроме перепуганной девчонки, вряд ли бывшей художником. Лорна была слишком занята расправой.
Взглянув в глаза твари, Пьетро не выдержал, и тихонько хмыкнул. Спорить с Лорной он не стал. Сам Ртуть мог сделать так, чтобы больно вовсе не было. Но Дьявол, жалкий, искусственный дьявол - заслужил вспышку боли, когда металл сжимается и давит внутренности. Да. монстр не хотел жить, но все же, Пьетро уже видел его сегодня. Видел... Разочарование, когда еще живой девушки не нашлось на месте. Но пусть будет так. Все уже закончилось, так или иначе.
- Милосердно. Даже слишком. - Ртуть улыбался, но не похоже чтобы шутил. - Быстрая смерть, и никакой необходимости объясняться. Впрочем, я понимаю... Ты пожалела не её. - Он кивнул на тело. Дакота ничего не узнает... От них, так точно. Конечно, оставалась уцелевшая жертва, но... Да, ей придется жить дальше. Мутант подошел к девушке и сел рядом с ней прямо на землю. - Тебе повезло. Я не опоздал. - Можно было наплести что-нибудь пафосное, например - "сегодня твой второй день рожденья", но зачем... - Я бы не стал тратить второй шанс на херню вроде конспирологических теорий. - Девушка, чьего имени он не знал - кивнула. Промокшая челка забавно мотнулась. Потом попыталась что-то сказать, но Пьетро только отмахнулся, и встал. Сейчас лей лучше разговаривать не с ними. Вот прибудут наконец спасатели, и им всем будет гарантирован плед и горячий кофе. Девчушке с психотерапией на коленке, а Лорне, так уж и быть, с коньяком. Да, он знал, сестру бесит, когда к ней относятся как к ребенку, и делал так именно потому. Лорна злилась... Забавно.  Полярис от психотерапии точно откажется. А он, и без пледа с кофе обойдется. Хотя Максимофф чувствовал себя после всей этой истории чувствовал себя не совсем в себе. Надо было или кого-нибудь убить, или... Ладно, потом. Он потерпит. Хорошие вещи стоят ожидания.

Ртуть посмотрел на сестру... Точно ведь простудится. ...но ничего не сказал, опустился на колени, и начал рыть яму. Могилу, если Лорне так хочется. Твердая, слежавшаяся земля поддавалась его рукам, словно мягкий песок на пляже. Дьявола он поднял, прежде чем скинуть в яму и забросать землей. А не спихнул пинком, хотя в какой-то момент хотелось. Через пару секунд уже никто бы не сказал. что здесь что-то закопано. Все та же слежавшаяся, местами истоптанная земля. И никаких следов... Экспериментов. Кроме трупов, конечно.
- Ну вот и все. - Он подошел к сестре,  положил руку на плечо, погладил пальцами по коже. Заглянул в изумрудные глаза. Им обоим необходим еще один, нормальный отпуск. Или "нормальный", но только не с таким итогом. - Только вот, на чьей основе они сделали своего зверька?  - Конечно, тут определенно есть гены мутантов, и легенда о Джерсийском Дьяволе - практически идеальное прикрытие, учитывая то, что спасатели все еще не прибыли, и даже не близко - он услышал бы вертолет, но...  Ощущение что мертвый монстр - это кукла, подделка - его не оставляло. Где-то вдали, на самом пределе слышимости раздался хриплый крик, и на самом краю поля зрения мутанта мелькнул темный крылатый силуэт. Пьетро долго всматривался в небо, и наконец негромко сказал. - Вот же... Дьявол. - Переступил с ноги на ногу, на миг став размытой фигурой, но остался стоять на месте. В голове эхом отозвались слова Лорны: Но ведь он ни разу не убивал тех, с кем сталкивался! Почему-то камень на душе - стал на пару центнеров легче. Ощущение - что ничего не закончилось, правда, никуда не делось.
Вдалеке наконец послышался шум винтов.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-07-25 08:54:27)

+1

54

soundtrack

Перед Лорной не только умирали. Умирали на руках, от рук, за спиной, перед лицом, опять от рук, и по кругу. Некоторые — в основном из семейства росомашьих, по фамилии Грей и из рода Саммерсов — с завидной регулярностью воскресали. Другие, что случалось чаще, уходили навсегда.
Не было лихорадки, не было трясущихся пальцев; мутант быстро приспособилась к размеренному копанию братца. Знобило.
Кьяру она не трогала, а сама продолжала думать о том, как объяснит университетской подруге — учитывая, что Карен ей ни разу не жаль. Что будет с полицией, как она докатилась до жизни такой, почему вообще влипла в историю и где начать распутывать моток слипшейся шерсти.
И пусть Пьетро перестанет играть бровями. Ни к какому специалисту она не пойдёт, скорее выбросит в космос всё здание ментального заведения, вкупе с персоналом.
У неё будет своё лечение, из гордого одиночества и молчания.

Лорна отвела взгляд. Сейчас она вновь начинала отдаляться — уходить в себя — игнорировать. Перелетать через эмоции и молчать.
Но, на минуточку отвлекаясь от импровизированных захоронений, сиплых отпеваний, брюзжащего iPhone с Love the Way You Lie и ребусных загадок, она была на работе.
Работа заключалось в обеспечении Кьяре безопасности. И в том, чтобы убираться подальше из Сосновой Пустоши, где ветер уже не завыва...
— #$%^&*!(! — потом Лорна выругалась ещё раз. И ещё. Кьяра покраснела.

Пьетро всегда был быстр — чересчур и с перебором. Порою, очень редко, Лорне казалось, что он может повернуть время вспять, скрыться на горизонте прошлого, успеть к запуску будущего, а потом вернуться назад, под сень мокрых хвойных веток, не постарев ни на минуту.
Увы, сколь бы братец не был быстрым, случай расставлял силки не по правилам, не забывая прибавлять исключения и купола в виде непредвиденных осложнений. Их осложнением была фанатка Рианны с забавной мокрой чёлкой, ну и, возможно, крылатое чудовище в небесах.
Вернее, стая крылатых чудовищ в небесах.
Лорна почувствовала, попыталась прощупать — металла не было. На этих дьяволов смотреть можно было сколько угодно  — ни щепотки ГМО, никаких восковых законов мадам Тюссо. Картинка. Сошедшая с газетных хроник картинка. Не было прилопаченных лошадиных голов или копыт; они выглядели инопланетными, чуждыми реальности, и, пусть и редкими очертаниями напоминали отдельных животных, оставались живыми, цельными существами.
Лорна шла по каналам, улавливала циркуляцию крови — и морщилась. Она действительно никогда не чувствовала такого... неземного. Не отсюда.
Трое дьяволов закричали. Схватившись руками за уши, пришлось осесть; разрывало перепонки. Всё те же трое прохвостов ринулись к Максимоффу, двое — к ним с Кьярой.
Лорна подалась вперёд, загораживая собой девчушку, сбросила купол от дождя и зарядила магнитную сферу, но не успела — что-то больно укололо, куда-то отбросило, мокрая глина забилась под кофту и ногти, закричала Кьяра, осела алая соль на губах.
А потом наступила тьма.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

+1

55

.

Босые ноги медленно уходили в грязную, мокрую землю, совсем чуть-чуть, словно бы твердь раздумывала не перестать ли наконец носить столь неуважительно её топтавшего мутанта. Ртуть смотрел в небо на хоровод чуждых этому миру созданий, и зрачки его медленно расширялись. Водяные брызги разлетелись полусферой от его кожи, но мутант остался на месте. Он вдохнул воздух, раздувая ноздри, и даже как-будто стал шире в плечах. Се-е-ейчас. Сейчас... И тут твари завыли. Сначала только три, и Ртуть не придал этому значения, но потом все сразу... Это был даже не ультразвук, воздух просто раскололся, и осыпался осколками. Даже Ртуть согнулся, и зашипел от боли. Как гигантская змея, как пробитый баллон с кислородом... Значит игра пойдет грязно.
Твари рванулись вниз не к нему. К Лорне, медленно падающей с ног, к несчастной девчушке. Это не монстры, это действительно твари.
Пьетро сорвался с места в тот же миг, не потратив секунды на то, чтобы утереть выступившую из носа кровь, за ним так и осталась в воздухе алая полоска. Босая пятка врезалась твари в череп, круша кость и выбивая мозги наружу. Мозги? Проклятье... Череп был пуст. Нет, не совсем, не пустой горшок, но кость и мышцы предназначенные для смыкания челюстей, с острыми, очень острыми зубами. Эти зубы сейчас разлетались кругом осколками, но на одного противника меньше не стало...
Кровавый след не успевал упасть, чтобы смешаться с грязью, кровь мутанта обращается в красный пар еще в воздухе, перед глазами поочередное мелькало серое небо, грязная земля деревья и Дьяволы. Вполне достаточно Дьяволов чтобы превратить это место в филиал того ада, из которого они вылезли. Их было не слишком много... К счастью не слишком. Их было в самый раз. Твари были достаточно быстрыми, и все складывалось так, что Максимофф успевал только ударить очередного Дьявола, отшвырнув его в сторону от беззащитных жертв, уклониться от следующего, пытающегося отхватить ему конечность, сделать пару шагов в сторону, отбросить очередное омерзительное создание, отвернуть в сторону разверстую пасть, вбить в землю следующую, и снова... Эти Дьяволы упорно отказывались умирать, и хотя Ртуть ясно чувствовал как под руками хрустят кости... Их не становилось меньше. Они уже растерзали бы любого, кто не в состоянии реагировать так быстро, а если бы не смогли - утащили бы Лорну и Кьяру. Но Ртуть не зря называли самым быстрым существом из живущих. Против танцующих в небесах теней, встал словно бы мифический сторукий вихрь, гекатонхейр. Мутант был быстр достаточно чтобы видеть что происходит у него за спиной, и с каждого направления, Дьявола всегда ожидал встречный удар, отбрасывающий в небо, заставляющий прокатится по земле, или столкнутся с деревом, вот только....Повторить почти что убивший Дьявола удар не представлялось возможности. Не получалось набрать необходимую скорость, накопить импульс, чтобы передать в другое тело, не способное выдержать подобное. А вот чудовища быстро сообразили повторить первую, почти увенчавшуюся успехом атаку, но, раскалывающий воздух вой, разбился о монотонный гул на одной ноте, не боевой клич, а...  Медитацию? Не вполне подходит, но за неимением времени искать лучшее слово... Кровотечение не прекращалось, перед глазами все слегка плыло, но вырубить Пьетро звуковой атакой, ох, поверьте, плохая идея. К тому же, похоже это было что-то вроде хора, и теперь, когда он разбил одну башку - не хватало ноты.
Где полиция? Или спасатели? Или кто это был? Не то чтобы Ртуть рассчитывал на подмогу, нет, он мог сам стать целью номер один для перепуганных людишек, пляшущий на одном месте полуразмытый сгусток... Но он слышал вертолет. Определенно слышал. Но, надо решать проблемы... По мере... Их...
Твари все же были не бессмертными. Они подволакивали сломанные лапы, некоторые уже не могли летать, землю вокруг пятнали выбитые зубы, обрывки шкуры и брызги крови. Но, крови не только Дьволов. Они успевали его достать, пусть только лишь на излете, скользнуть когтями или клыками по коже... Царапины, однако худшие подозрения могли в любой момент оправдаться, кончики пальцев начинали неметь, и с минуты на минуту... Но вот один Дьявол попал под особенно неудачный удар, другие замешкались, и Максимофф сумел разорвать чудовище на две неравных половины. Следом другой, со сломанной лапой, угодил под удар, переломивший хребет, тому, у которого была разворочена морда - удалось выбить оставшийся глаз, и отшвырнуть куда-то в сторону... Один за другим Дьволы падали в грязь, друг на друга, один за... один за... один за другим. Их было много, пожалуй слишком много, но все же... Удар почти пробил его собственные ребра, и оставил на груди четыре глубоких раны. Медленнее... Я стал медленнее. Еще удар, еще одна тварь с черной шкурой задергалась в предсмертной агонии... Челюсти сомкнулись на предплечье, но острым зубам - кость мутанта не поддалась, а их обладатель попал под другую руку. Вырвав комок жил из шеи Дьявола, Пьетро с усилием отшвырнул его в сторону. Болевой шок работает... Главное не свалится от него первым, еще пару раз зацепят и будет... И уже ничего не будет.
Следующему Дьяволу он вырвал язык, и швырнул о землю дергающуюся тушу, еще одному выдавил глаза и добравшись до глазных нервов - рванул... 
Из тварей получился без малого небольшой холм. Пьетро взглянул в небо, вновь, впервые за несколько... секунд ...вдохнул полной грудью. И упал. Нестерпимо хотелось закрыть глаза, но рядом раздавался жуткий хлюпающий звук. Сцепив зубы, Максимофф перекатился через спину. Некоторые Дьяволы еще дергались, но это скорее были уже посмертные судороги, но та, первая, безголовая и слепая тварь, руководствуясь каким-то шестыми чувством - ползла к Лорне на перебитых лапах. Мутант попытался встать, опираясь на здоровую руку. Не получилось. Тогда он пополз следом. Медленно, так медленно. Когда бритвенно-острые когти царапали грязь уже совсем рядом, он дотянулся до хвоста, дернул, потащил к себе, ударил Дьявола в мягкое брюхо, раздирая пальцами мышцы, всадил руку во внутренности, не обращая внимания на плеснувшую в глаза темную кровь, нашел что-то пульсирующее, сдавил... И отпихнул тушу в сторону.
- Надеюсь... Сейчас не явится их мамочка. - Хриплый шепот прозвучал едва слышно для самого Пьетро. Он вновь попытался встать. Небо перед глазами закружилось винтом вертолета... Несмотря на это, и на подступивший к горлу отвратительный комок, Максимофф кое-как поднялся на четвереньки, встал на одно колено, придерживая левую, безвольно болтающуюся руку, но затем в глазах и все же потемнело, и что падает лицом в грязь он почувствовать еще успел, но должную отдаться после этого боль в ранах - уже нет.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-10-11 20:03:50)

+1

56

soundtrack

Ломило в боку, онемел язык. Ныло тело, ныли шрамы, едва ли шевелились пальцы. Ностальгический привкус возвращал в весёлые время студенческих попоек и утреннего сушняка перед годовым зачётом.
Лорне не удалось ни застонать, ни повернуться на бок, лишь приоткрыть глаза. Тусклое рванное свинцовое солнце разъедало хрусталик. Плыла стена в отклеивающихся обоях в связках лаванды, шумели пыльные шторки жалюзи. Скрипел матрас, кружилось пёрышко.
Болело всё.
Напротив, в плюшевом кресле, мирно дремала Кьяра. Выбритый висок щетинился ёжиком, чёлка смешно падала на колечко пирсинга в носу. Умиротворённая, она не казалась поражённой событиями дней минувших.
Пришлось попытаться встать. Хотя бы присесть. Ничего, и не в таких передрягах быва...

— Нет-нет-нет! — Кьяра очнулась почти мгновенно, кошкой рванулась к пострадавшей и уложила вновь. — Лежите. Вам... нельзя.
Лорна попыталась что-то спросить, как-то сообразить пантомиму, вышло лишь молчание. Ударив себя по лбу, Кьяра затопала к покошенной тумбочке, протянула пластмассовый стакан с оранжевой жидкостью и две голубые пилюли. Вкус был как у подошв изношенных мокасин.
Лорна зашлась кашлем, схватилась за живот, но теперь смогла заметить, что оба предплечья у неё были заклеены повязками. Похоже, они находились в мотеле, двуместном номере. На соседней кровати сопел братец.
— ...ну и я сразу, конечно, загуглила мчс-ников, — продолжала активно жестикулировать руками Кьяра, — сначала несла бред. Потом меня переключили на какую-то линию, потом связали с каким-то там Мэдроксом, а уже от него на канал... и скоро приехали, вернее, на вертолёте, точнее, не в чёрных костюмах, а просто какие-то... осмотрели... вкололи... Сказали, что вас полоснули какой-то дрянью, ядом, отказались вести в больницу, дали лекарства, и был кто-то, всучил записку, сказал тебе сразу перезвонить Джейми, что ты поймёшь, как оклемаешься... а потом дождь перестал, и мои мартинсы все в собачь...
— Там была целая стая дьяволов, — широко распахнув глаза, Лорна изучала трещинки и зачатки плесени на потолке, - как мы с ними справились?
Кьяра растерянно застыла. Бесконечная вязкая жижа из слов перестала мозолить уши на пару секунд.
— Не было никакой стаи. Я же говорю, вас то.. та.. штука... полоснула... ядом. Галлюцинации. Вы там бегали, как ошалелые, что-то кричали, а он, - Кьяра тыкнула пальцем в Пьетро, тут же испуганно втянув голову в плечи, — носился как угарелый, натыкался и бросался на ветки... Дрянь, яд. Сказали не везти в больницу...
У окна загудела машина. Кьяра вздрогнула.
— Это за мной. Меня настоятельно просили последить, пока уладят дела с опекунством, свяжутся с...
— Что с тобой будет? — захрустели хрящи. Лорна приподнялась на локтях, хлопковый пододеяльник грубо смялся.
— У меня есть тётя и дядя в Орегоне. Они меня очень любят. И всегда поддерживали... Ну... я музыку сочиняю... Рэп читаю... — Кьяра смущенно уставилась в пол. Бездыханный родственничек на соседней кроватке издал странное фырчание (сукин сын, авось давно очнулся), а Лорна улыбнулась. Мерзкие жалюзи, ненавистный свет.
— Дай бумажку и ручку. И телефон. Мне лучше! — еле-еле, она накарябала номер телефона. — Звони, если что. И присылай треки. Добавлю на фейсбуке.
Кьяра просияла, оттараторила заученную притчу о лекарствах, красных кругляшах, о всех тех уколах и капельницах, которые оперативно поставили мутантов, забыв о травмах, почти переломала Лорне хребет обнимашками и скрылась в дверях.

Ей пришлось почти скатиться на пол, чтобы усесться рядом с братцем. Ему досталось больше. Заживёт быстрее. Запустив пальцы в снежные вихры, она, прижавшись виском к изголовью с нелепыми кругляшами, тихо засмеялась. Струны нерв лопнули.
Слишком тепло для марта.
— Всё равно маленький бедный цыганский мальчик. Шпанское цыганьё. Лезешь, как всегда, куда не надо...
Ветер уже не завывал, не моросил дождь. Небо светилось перламутровой лазурью, по полу бежала радуга. Шумела трасса за окном, грохотали тарелки на тележке за дверьми.
Тишина в номере была лучшим подарком, долгожданной роскошью.
[AVA]http://cs626330.vk.me/v626330739/11f21/zgnyNc_7AGw.jpg[/AVA]

0

57

Свернутый текст

Вертолет ему все таки не почудился. И когда винты над головой стихли, и вокруг захлюпали шаги, Пьетро уже прибывал в стране розовых пони, или еще каком-нибудь персональном аду, и никак отреагировать не мог. Но когда над головой бухнул выстрел, то мутант все-таки очнулся. Пошевелится удалось с с трудом, но перед собой, кроме прежней картины, он увидел только подошвы ботинок, размера эдак сорок пятого. Затем по грязи прошлепали еще раз. Ртуть ощутил как его поднимают. Как-то очень бережно для агентов очередной гадской корпорации... И голоса... Голос звучащий на разные лады - оказался слишком уж знакомым. Равно как и рожи, которые с деловым видом начали его перевязывать. Точнее начал. Джейми, матьего Множитель Мэдрокс, который может находится в нескольких местах одновременно. Но опаздывает, зараза, как всегда некстати. Впрочем, с другой стороны - он вовремя, не хватало еще тут кровью истечь.
- Мэдрокс... - Рука болела адски. Это хорошо. Значит заживет, наверное. По-крайней мере она на месте. - Где... -
- Лорна уже в машине, я решил что уж тебе-то не повредит еще чуть-чуть тут поваляться. - Он все таки звучал малость взволнованно. - О боги, что ты тут устроил... - Вот выслушивать что Джейми думает по этому поводу Пьетро сейчас совершенное не хотелось.
- А девочка... - Максимофф пытался идти, но на самом деле Множитель скорее волочил его на себе.
Джейми хмыкнул. - Повредилась умом, кажется. Надо будет позвать мозгоправа. А лучше сразу телепата. - Он сгрузил Пьетро на сиденье вертолета, и подпер плечами с двух сторон, сунул под нос фляжку. Две пары носилок занимали пол кабины полностью, и лечь тут было практически негде  - Будь ты человеком, я бы скорее вколол тебе чего-нибудь, но... - Пьетро уже сделал пару глотков крепкого пойла, и теперь собирался снова вырубиться, уткнувшись в Мэдрокса носом. -Джейми, т' чудо. был бы ты бабой, обязательно женил...ся... бы... - Здесь Ртуть точно вырубился, так что следующую фразу Джеми произнес скорее самому себе. - Многовато ты крови потерял, приятель, чтобы так захмелеть.

- Так значит ты говоришь что и шериф тоже? - Ртуть лежал на кровати в плохоньком мотеле, закинув правую руку под голову, и сжимал и разжимал кулак левой, прислушиваясь к ощущениям. В кресле развалился Мэдрокс. С бутылкой. Причем делиться, сволочь, отказывался категорически, а встать и дать ему по шее мешало два обстоятельства. Во-первых не болели разве что волосы, а во-вторых Мэдрокса бы стало два. - И этот ублюдок хотел пристрелить тебя на месте... Ну, ладно, хотя бы на идиотов нам везет. - Плохой новостью оказалось то, что полиция, с которой Джейми должен был обеспечить им контакт, в лице шерифа этого городишки... как бишь его? К черту... ...оказалась замешанной в деле с Дьяволом, а хорошая - у шерифа был вертолет, даже с оснащением спасателей. Впрочем, ни один из этих фактов сам по себе не удивителен, если подумать.
За стеной с девочкой колдовала Псайлок. Похоже что кое-какие воспоминания придется потереть, чтобы вернуть малышку Кьяру в норму.  Лорна, уже не без сознания, а мирно спящая лежала на соседней кровати. По словам Джейми - Пьетро убил всех Дьяволов которые вылезли в округе. И они походили на серию последовательных прототипов, первый из которых и попался в начале. Во всяком случае с точки зрения Джейми.
- Знаешь что, Мэдрокс. Не говори Лорне что там на самом деле было. Хватит и той истории что соштопает Псай, и... Можешь дать мне ручку и бумагу? - На память Ртуть никогда не жаловался, и сейчас, не смотря на свое, скажем так, пожеванное состояние - сумел восстановить тот файл который сестра так неумело пыталась от него спрятать на листке, со следами кружек с кофе. Для Лорны история с Дьяволом кончается здесь. А вот им с Мэдроксом не помешает разобраться. - Можешь проверить это? - Максимофф прикрыл глаза. - А я собираюсь поспать, раз уж выпить ты мне все равно не даешь. - Проваливаясь в сон, он услышал как за Джейми закрывается дверь. И улыбнулся мысли, что теперь-то уж его ждет не страна розовых пони, а что-нибудь более приятное. Нормальные лошади например... Только достаточно быстрые, чтобы конная прогулка для него имела смысл. Вот это была практически единственная вещь, по которой он скучал, из времен, когда еще был человеком... Впрочем, должна же быть мечта и у мутанта. Может... И найдется... Подходящий конь где-нибудь... Теперь Ртуть мог спать спокойно.

Отредактировано Pietro Maximoff (2016-10-11 23:29:24)

+1


Вы здесь » Marvel: Legends of America » Архив личных эпизодов » [15.03.2016] В Сосновой Пустоши завывал ветер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC